...
только 18+
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

...Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | следующуюСледующая »


Народ,НЕ Я пишу все эти рассказы... herald 
 
Народ,НЕ Я пишу все эти рассказы.
(Кто не заметил,то в самом начале до рассказа указывается автор.)
Прoкoммeнтировaть
пятница, 4 июля 2014 г.
Иногда можно побыть и нежным... herald 20:18:09
 Автор: Между небом и землей.

Фэндом: D.Gray-man
Основные персонажи: Юу Канда, ОЖП

Пэйринг или персонажи: Канда/Мина

"Почему так болит голова..." - эта мысль первой посетила мою голову, когда я проснулся.
- Канда, ты как? - послышался девичий голос. Я повернулся и увидел свою напарницу. Новенькая девочка-экзорцист. Это ее первое задание.
- Все нормально. - Я присел на кровати и стал вспоминать, что случилось. Акумы... много... четвертый уровень...
- Спасибо, что защитил...- прошептала она.
Ее зовут Мина. Метиска. Ее мать была японкой.
- Тч. - отвернулся. Я услышал, как она встала и подошла к окну.
В один миг в мою голову пришло воспоминание, довольно смешное.
Однажды Комуи вылил на ее волосы перекись. Поэтому теперь концы ее локонов светлые, в то время как сами волосы-темные.
Я повернулся и увидел, что ее рука забинтована.
- Что с твоей рукой?
- Вывихнула.
Ее оружием тоже была катана, носившая имя Касаи. Она управляла огнем.
Мина повернулась ко мне. Ее глаза... Пустые. Мы, молча, смотрим друг на друга.
- Что случилось? Подробно.
- Мы же разделились. На меня напала акума четвертого уровня. ...Ну, ты меня и спас...- она посмотрела вниз.
- Ясно.
Я встал и подошел к зеркалу. Волосы были растрепаны. Но тут ко мне подошла Мина.
- Расчесать?
- Сам справлюсь.
- Мне не трудно.
Она взяла расческу и начала расчесывать мои волосы. Очень аккуратно.
Я внимательно смотрел на ее отражение в зеркале. Я представил ее в традиционной японской одежде. Кимоно отлично бы облегало талию. Красные губы... Плечи кимоно спущены, волосы распущены...
В тот момент она завязывала мои волосы красным шнурком.
- Ну, вот и все.
Все это время она стояла на носочках. Я повернулся к ней. Мой взгляд упал на губы. Пухлые.
Момент - и мои губы льнут к ее. Она вздрогнула. А ее губы, оказывается, такие мягкие...
Девушка обвила руками мою шею и еще больше углубила поцелуй. Я и сам не заметил, как крепко обнял ее за талию.
Я отстранился от ее губ. Мина быстро отпустила меня и отошла.
Мы оба молчали.
- Может, чай сделать? - она решила первая нарушить тишину.
- Я не откажусь.
Девушка быстро ушла из номера. Я остался наедине со своими мыслями...
- И что же на меня нашло...
Мина зашла в комнату, держа в руках поднос с керамическими стаканами, чайничком и травами. Еще на подносе был бамбуковый венчик и пакет с порошком "Маття".
- Ты хочешь приготовить именно Маття?
- Да. Чай из церемонии всегда чудесен. Тебе слабый или крепкий?
- Я не люблю сладкое, поэтому слабый.
И девушка начала делать все, как принято традициями. Просеяв порошок через сито, чтобы избавится от комочков, положила в стакан две мерные ложки зеленого порошка и залила водой. Запах сразу же распространился по комнате.
- С пеной или без? - Мина взяла венчик и начала взбивать.
- С пеной. - Ответил я и продолжил наблюдать. Через пять минут девушка протянула мне стакан.
- Спасибо.
Горький на вкус. Как я и люблю. Мина поставила поднос на тумбочку.
- У тебя получился хороший чай.
Я стоял сзади. Я вообще не понимал, что творю. Мои руки в тот момент блуждали по ее телу.
- Канда... - выдохнула девушка, когда я запустил свою руку под ее майку. - У тебя руки холодные...
Я не слышал ее. Пальцами одной руки я водил по ее животу, а второй я убрал волосы с ее шеи. Я слегка коснулся губами кожи на ее шее, но от этого невесомого прикосновения Мина вздрогнула. Я начал целовать ее и даже не заметил, как оставил пару засосов.
- Канда... - Она хотела вырваться, но я не дал. Я повалил ее на кровать и навис над этим хрупким созданием. Она испугано хлопала глазами. Мое колено расположилось между ее ног, не давая ей свести их вместе. Наклонившись, я прошептал:
- Не бойся...
Я коснулся губами ее мочки и начал медленно ее посасывать, затем начал спускаться ниже, оставляя дорожку поцелуев от ее ушка до ключиц, слушая сбившееся дыхание и чувствуя частое сердцебиение. Не найдя в себе сил сдерживаться, снял с нее майку. В темноте я заметил, что она стыдливо отвела взгляд.
Я сжал пальцами ее затвердевшие соски, снова срывая стон с ее губ.
- Юу... про...
Я не дал ей договорить. Я резко пододвинул колено вверх, и оно уперлось прямо в ее промежность. Мина вскрикнула.
- Юу? - я посмотрел на нее.
- Канда... прошу... остановись... - Пробормотала девушка.
Но я не мог. Мое тело уже горело, а брюки стали узкими.
- Прости, Мина, но я уже не могу сдерживаться. Не бойся. Я постараюсь принести меньше боли.
Надо же, поверг себя в шок своими же словами. Я бы мог просто овладеть ею, несмотря на крики и слезы. Мне почему-то впервые в жизни захотелось побыть нежным...
Наконец, я расправился с ее юбкой, лосинами, нижним бельем и своими брюками.
Я чувствовал, что она дрожит. Я раздвинул ее ноги и... вошел. Девушка вскрикнула и сморщилась.
- Больно... больно... больно...- повторяла она.
- Прошу, потерпи немного.
Я начал двигаться, не замечая, что темп постепенно ускоряется.
Из транса меня вывел громкий стон Мины и боль в области бедер. Оказалось, это она так сильно сжала их ногами.
- Я же говорил, что стоит потерпеть.
В ответ я услышал лишь еще один стон. Я двигался довольно быстро, и она просто не успевала за мной. Ее маленькие, но острые ноготки впивались в мою спину. Мгновение - и мы оба на вершине блаженства. Я обессилено упал на нее. От оргазма по всему телу разлилось какое-то чувство легкости и приятной усталости. Перевернувшись, я прижал напарницу к себе и провалился в глубокий сон...
Утро. Через окно в помещение пробиваются яркие лучи солнца. Я проснулся от того, что почувствовал горячее дыхание на груди. Опустив голову, я увидел, что Мина мирно спит, весьма уютно на мне устроившись. Улыбается... Просто улыбается...
Раньше я видел лишь ухмылку, а сейчас я вижу ее улыбку... Настоящую, чистую, какую-то немного по-детски наивную. Я и сам невольно улыбнулся, глядя на нее. Что-то теплое шевельнулось в душе... Наверное, я все же умею любить.
Прoкoммeнтировaть
Кимоно herald 20:11:47
 Автор: Suzuna123

Беты (редакторы): Billy Dietrich

Фэндом: D.Gray-man
Основные персонажи: Аллен Уолкер, Юу Канда, Лави

Пэйринг или персонажи: Канда/ ОЖП, Аллен, Лави (мельком).

С момента встречи с Кандой Юу моя жизнь практически не изменилась, я все так же жила одна в квартире, ходила на работу, общалась с друзьями.
- Юу, – я повернула голову: правая половина кровати пустовала. Сев, я вздохнула, убирая спадающие на глаза волосы. Снова он ушел на работу, нечего не сказав и не оставив даже записки. Канда был похож на бродячего кота: уходил и приходил, когда захочет, я могла бы возразить и устроить скандал, но толку-то от него - меня только смерят ледяным взглядом и, фыркнув, вообще уйдут из квартиры. Когда мы начали встречаться, меня сразу предупредили, что так будет, - я согласилась. Вечно меня тянет к плохим парням. Еще эта его работа - никогда не знаешь, вернется он ко мне целый, по частям или вообще не вернется.
Свесив ноги, я еще немного посидела и направилась в ванную. В зеркале на меня смотрела женщина со светло-зелеными глазами, грудью третьего размера, темными волосами, спускающимися чуть ниже плеч, и очень заспанным лицом. Зевнув, я намазала пасту на зубную щетку и принялась чистить зубы. Мысли вернулись к тому дню, когда мы стали встречаться.
Жили мы тогда по соседству; я часто его видела, а он в свою очередь ловил на себе мой заинтересованный взгляд и, хмыкая, захлопывал дверь квартиры. Я терпеть не могла к себе такого отношения, но, несмотря на это, меня к нему влекло. Как-то раз, сделав на ужин рагу, я решила поделиться им с соседом - намеренно, естественно. Он, открыв дверь, тут же спросил, что мне нужно. Я, мило улыбнувшись, предложила забрать ему остатки ужина, объяснив это тем, что для меня одной это много. Вместо криков радости я увидела кислую мину и сведенные к переносице брови, но за его хозяина решил желудок - громко заурчав. Он тут же покраснел, отводя глаза. Не знаю, каким чудом я тогда не засмеялась. Я накормила горе-соседа, и, к моему великому удивлению, на мою просьбу кушать каждое воскресенье вместе он ответил положительно - естественно, сославшись на то, что я хорошо готовлю и он не прочь ужинать со мной, если я ему так нравлюсь. Тут уже мне пришлось краснеть. Я, вроде как исподтишка, наблюдала - а он заметил. Спустя пару месяцев таких свиданий к ужину прибавился обед, а потом и завтрак.

Зайдя в кухню, я не обнаружила никаких следов Канды. Все было точно так же, как я оставила вчера вечером. Снова ушел, не позавтракав; как придет, получит от меня, оттаскаю его как следует за длинный хвост. Совсем себя не бережет. Он ссылается на какую-то там регенерацию и все остальное, но меня это как-то не успокаивает. Уже по давно заведенному ритуалу я пошла наливать себе кофе. Кофеварка с легким щелчком включилась; я открыла шкаф, чтобы взять чашку, протягиваю руку - и замечаю, что из нее торчит какая-то бумажка.
Это оказался билет на горячие источники, новый курорт, что открыли неподалеку. Интересно, откуда он? Я, конечно, думала об этом, но мне пока было не на что их покупать. Неужели это Канда? Да ладно, меня, наверно, решили разыграть. Этот холодный с виду, гордый и надменный человек купил мне билет на горячие источники? Завтра, видимо, наступит конец света.
Я тут же связалась с ним по коммуникативному устройству. Это небольшая сережка у меня в ухе в форме капли под цвет глаз. Канда подарил мне ее в этот новый год. Сказав, что ему надоело слушать мои сопливые сообщения по общему каналу связи. Теперь же он получал «эти» сообщения лично. Я дотронулась до сережки.
- Канда, это ты оставил билет на горячие источники в моей чашке для кофе? – в ответ молчание, я знала, что он слышал, просто надо терпеливо ждать. Пошла уже вторая минута. На другом конце провода, наконец, подали голос, а точнее - хмыкнули:
- Я не отвечаю на глупые вопросы.
- Это совсем не глупый вопрос!
- Ты так думаешь?
- Да. Ну, так что, это ты?
- Да, – на меня словно вылили ушат воды.
- А ты поедешь? – я ждала ответа, но, похоже, на том конце провода решили, что разговор окончен, и не стали не отвечать на такие «глупые» вопросы. Ну и прекрасно, поеду одна, не очень-то и хотелось. Пойду выпью кофе… Ой, точно, кофе, я совсем забыла про него.
Остаток завтрака прошел в менее приподнятом настроении. Канда мне так и не отвечал - вот же баран, так бы и постучала по его голове чем-нибудь тяжелым и вмазала пару раз в это вечно спокойное, либо жутко злое лицо. На моей памяти он улыбался только два раза: когда я неожиданно приготовила его любимую тэмпуру и второй раз - во сне. Я ненароком проснулась, а передо мной совсем другой человек. Он улыбался, словно ребенок; видимо, снилось что-то хорошее, да и, вдобавок, немного погодя меня обняли, словно мягкую игрушку.

Чтобы как-то себя развеселить, я решила пройтись по магазинам, сбережений было не так много, но пару покупок я могла себе позволить. Пока бегала по магазинам, успела наткнуться на Аллена и в который раз удивиться, как в него влезает столько еды. Его не было видно из-за пакетов с ней, хорошо Тимкампи летел рядом. В кафе я наткнулась на Лави: он бегал за очередной девушкой, что-то крича про богиню, красавицу и то, что она украла его сердце. Ну, конечно, таких вот воровок у него было в каждом кафе штук по шесть. Смотря на него, я порадовалась, что Канда у меня - эгоистичный айсберг, который растопить под силу только мне. Пробежав еще парочку кругов, Лави заметил меня и подсел напротив. С ним было разговаривать намного проще, чем с Кандой, и я узнала, что Юу сегодня с самого утра не в настроении и если со мной он поговорил, то тупого кролика просто послали. Лави, заявив, что ему по пути, пошел со мной. Пока я выбирала белье и одежду, он строил глазки продавщицам. Меня это забавляло. Я-то знала, что он не серьезно, а эти дурочки краснели. Он помог мне донести вещи до дому, и мы распрощались. Про поездку на источники я заикаться не стала. Он не упоминал ее, а значит, о ней знаем только я и Канда - эта мысль грела душу.
- Я дома, – произнесла я в пустоту, скидывая туфли, мне никто не ответил. Положив покупки на кровать и присев рядом, я почувствовала, что жутко устала. После похода в душ появилось желание рассмотреть еще раз свои приобретения.
Комплект черного белья - и сексуально, и просто, особенно на мне. Я как-то купила модель по совету продавца, но Канда жестко высмеял эти тряпочки и сказал, что лучше ходить без белья, чем носить такое, так что этот комплект я отбирала с особой тщательностью, не слушая ничьих советов. Еще купила кимоно - как-никак мы едем на источники, я всегда питала нежность к этому виду одежды, особенно когда ее одевал Канда. Это было просто произведение искусства.
Однажды я пришла домой и обомлела, зайдя в комнату: на полу сидел Юу, сложив руки на коленях; глаза закрыты, волосы распущенны - ну просто живое воплощение красоты. Я забыла, как дышать. С тех пор у меня была маленькая мечта: увидеть его в кимоно еще раз. В отличие от кимоно Канды, мое было красного цвета с черной вышивкой, увитой по краям золотыми нитями. Оставшуюся часть дня я собирала вещи и, поужинав, легла спать: вставать нужно было рано. Канда так и не объявился. Утром я ждала его до последней минуты, но он даже на связь не вышел. Обидевшись, я уехала. Беспокоиться за него было пустой тратой времени. Он живучий, да и, как говорят, зараза к заразе не пристанет.
«Вот найду другого мужчину - будет знать».
В таких одеждах, каких я набрала с собой, меня просто нельзя было не заметить; поездка была на два дня и одну ночь.
Новый курорт был просто замечательным, как только я увидела комнату, количество купален и различных сервисов, тут же забыла и про обиды, и про Канду.
Целый день я испытывала себя и свое тело на прочность различными процедурами, так что под вечер моя кожа блестела и была гладкой, как у младенца - даже неудобно надевать кимоно, скрывать такую красоту почем зря. Поужинав, я решила перед сном еще разок искупаться.
Я сидела в открытой ванне, что была совсем рядом с моим номером, и смотрела на звездное небо; летний ветерок ласкал кожу, кое-где уже мелькали звезды.
Тут дверь открылась - я инстинктивно повернула голову и не поверила своим глазам. Передо мной стоял Канда - и не просто Канда, а Канда в одном полотенце, волосы собраны в пучок.
- Я тебя не ждала, - я пыталась сделать голос более-менее безразличным, но как к такому можно быть безразличным? Мои мечты превращались в реальность. Окинув меня взглядом, он произнес:
- Вот как, а твои глаза говорят об обратном, – голос все такой же безразличный, но могильным холодом от него не веяло. Я отвернулась, слыша его хмыканье, а спустя пару мгновений - всплеск воды. Развернувшись, я обнаружила его на расстоянии вытянутой руки: глаза закрыты, дыхание спокойное. На плечах и груди - несколько синяков, но через пару часов они сойдут; несмотря на этот факт, я все равно протянула руку, гладя их пальчиками.
- Снова ты полез в самую гущу событий. Не стоит быть таким безрассудным.
- Это моя работа, – на меня смотрела пара серых глаз, взгляд пронзал ничуть не хуже, чем лезвие его катаны. Я, вздохнув, замолчала, но надолго меня не хватило. Я уже привыкла вот так вот с ним беседовать, он просто слушал мой монолог, вставляя то и дело едкие замечания, и к концу моей речи я обычно сама находила ответ на поставленный вопрос.
- …А еще я купила кимоно, - он открыл один глаз: похоже, его заинтересовала эта информация. Я описала обновку, он, снова хмыкнув вместо внятного ответа, погрузился в свои мысли. В этом тоже была своя польза: сейчас я могла на него нагло смотреть, столько, сколько захочу, и трогать, думаю, тоже - раз уж меня так терпеливо выслушали, значит, он был в хорошем расположении духа.
Жаль, я не умела рисовать, а то тут же написала бы картину, настолько он красив. Юу мог с легкостью сойти за графа: тонкие губы, острые скулы и подбородок, весь его облик придавал ему аристократичности. Тело было натренированным и закаленным в тяжелых боях с армией акум. Широкие плечи, мускулистая грудь, с левой стороны на ней была татуировка с причудливым символом; все, что я знала - так это то, что это был санскритский символ ом.
Я как-то пыталась узнать, что он значит, но ничего полезного и относящегося конкретно к его работе не нашла, лишь то, что этот знак относится к индуизму. Полистав книги на эту тему, я запуталась еще больше и решила спросить его самого. Эта татуировка нужна ему для активации третьей иллюзии, а на мои расспросы, что она из себя представляет, он сказал, что после рассказа ему придется меня убить. На этот старый трюк я не купилась, но меня дальше просто игнорировали. Позже я узнала, что эта самая иллюзия укорачивает его жизнь, и пожалела, что не послушала его. Я отходила после услышанного почти неделю, пока виновник моей депрессии не вернулся с миссии и не вправил мне мозги, доказав, что он вполне здоров и полон сил. Утром с постели не встала только я. На мою шутку о том, что он высосал из меня жизнь, словно вампир, меня наградили ухмылкой и вручили кружку горячего чая, поцеловав в лоб.
Пододвинулась к нему, я нежно провела рукой по правому плечу, затем - по вздымающейся груди, к правой присоединилась левая. Остановилась на татуировке и пальчиком обвела ее контур, замечая, что за мной внимательно наблюдают.
- Можно, я сделаю тебе массаж?
- По-моему, ты уже его делаешь, - Канда сделал акцент на слове "уже" - я лишь улыбнулась, продолжая.
- А с чего ты решил куда-то съездить? Неужто один из сильных и гордых воинов черного ордена устал?
- Тебя что-то не устраивает? – он, повторяя за мной, очертил указательным пальцем контур моего плеча, затем, едва касаясь, провел ладонью. Мои пальчики уже исследовали его пресс, немного погодя вернулась тем же путем к его плечам; Канда же, сомкнув руки в замок у меня за спиной, притянул ближе к себе. Я видела свое отражение в его серых холодных глазах, но мне не было холодно, отнюдь - он разжигал во мне неконтролируемое желание. Такие вот наши гляделки обычно заканчивались страстным занятием любовью, а место было не так важно: кровать, пол, ванна - подходило абсолютно все. Несмотря на свой трудный характер, он был прекрасным любовником. Я хотела было распустить его волосы, но мою руку поймали, и, покачав головой, он прикоснулся губами к ладони, прикрывая глаза, затем - запястья, и поднимаясь все выше. Кожа горела в тех местах, где прикасались его губы; чувственный поцелуй в шею сорвал с моих губ тихий стон, но ему было мало. Он провел языком, ласково целуя меня за ушком. Вторая рука ослабила полотенце, настойчиво массируя грудь.
- Это общая купальня, нас могут увидеть, – слова давались с трудом потому, что каждое его движение заставляло меня отдаваться этой прекрасной иллюзии, мои руки сбивчиво гладили его спину, ощущая сокращение мышц подушечками пальцев.
- Уже поздно, не думаю, что сюда кто-то придет, – прошептал он на ушко, касаясь его губами.
- Но я хотела… - он меня поцеловал, заставляя прервать поток слов. Его язык коснулся моего, вынуждая стонать от удовольствия ему в губы. Я обняла его за шею, прижимаясь как можно ближе, отрываясь от него лишь тогда, когда легкие зажгло от недостатка кислорода. Мы, тяжело дыша, смотрели друг на друга. Вся серьезность исчезла с лица - Юу смотрел с озорством, бросая мне вызов.
– Я хотела показать тебе кимоно, - закончила фразу я и, сделав титаническое усилие, все же смогла встать и выйти из купальни. – Еще простудимся здесь. Да и в кровати нам не помешают, - улыбнулась я, запахивая съехавшее полотенце.
- Я еще немного побуду здесь.
Мне дали время одеться; напевая мелодию, я направилась в комнату. В магазине продавец одела меня быстро и подвязала все как надо, сейчас же дело обстояло сложнее: надеть-то я надела, а вот подвязаться толком не получилось. Только с третьего раза оби выглядел более-менее сносно и, вместо того чтобы прибавлять мне пару кило, подчеркивал талию. Я села рядом со столиком и стала ждать возвращения Канды.
Как только дверь открылась, я поклонилась, опуская голову к рукам, и, подождав, пока дверь закроется, подняла голову. В отличие от меня, Канда сошел словно с картинки. Волосы распущены, юката немного темнее, чем цвет его волос.
- Ну, как тебе? – он, словно мастер, что закончил работу, придирчиво меня осматривал.
- Прекрасно, но могло быть и лучше. Встань, Норико, - в груди больно кольнуло, но я все же встала, придумывая, что бы ему сказать. Он развязал оби и, распахнув кимоно, принялся все поправлять, вертя меня в руках, словно куклу. Спустя пару минут он отошел. И я заметила, что на губах играет улыбка. Он медленно подошел и вынул шпильку из моих волос, позволяя им водопадом упасть на плечи. Нежно проведя большим пальцем по щеке, он прошептал:
- Ты прекрасна, - я не знала, куда себя деть - меня, в общем-то, не смущали комплименты, но его тихий низкий голос заставил задрожать. Обхватив мое лицо в ладонях, он поцеловал сначала аккуратно, но с каждым мгновением поцелуй становился все глубже и настойчивее.
- Стой, не надо, - он, вскинув бровь, удивленно на меня посмотрел.
- И как же мы тогда продолжим?
- Ну, я только надела его правильно, а уже снимать, - уголок его губ дрогнул; Юу наклонился к левому уху:
- Вот именно поэтому его и надо снять, я хочу тебя… - он подул мне в ухо, нежно его целуя. Больше возражать не хотелось. Он избавил меня от лишней одежды так же быстро, как и одел. Затем разделся сам и, обняв меня за талию, потянул за собой на футон. Нависая надо мной, на мгновение он замер, всматриваясь мне в лицо.
- Что-то не так?
- По-моему, ты стала еще красивее.
- И в чем же проблема? – перефразировала я его.
- Тебя не должен никто видеть такой, ты моя женщина, - с этими словами он наклонился и грубо меня поцеловал в шею, кусая и зализывая место укуса.
- А без этого нельзя было? Мне нечем его скрыть завтра.
- Ты моя, – тоном, не терпящим возражений, заявил Канда; его глаза опасно заблестели. Подняв руки, я провела пальчиками по его груди. Такой красивый - и мой. Его длинные, мягкие волосы, что сейчас свободно падали по плечам, касаясь моей кожи, приятно пахли шампунем; запустив в них пальцы, я перебирала их, то сжимая, то разжимая пряди.
- Тебе бы пошли косички, - он скептически поднял бровь.
- Косички?
- Да, завтра заплету, пока ты спишь, – я засмеялась.
- Не нарывайся, Норико, - с этими словами он поцеловал мои ключицы, опускаясь ниже; подрагивая, я прижала его голову еще больше. Он лишь усмехнулся и продолжил ласкать мою грудь. Нежные невесомые поцелуи сменялись влажными и страстными. Заставляя меня вознестись к небесам и снова упасть, прося о большем. Властно проведя рукой по животу и спустившись ниже, он ввел два пальца. Быстрые движения заставляли меня зычно застонать и выгибаться навстречу.
- Оя–оя, нас могут услышать, если ты не будешь немного потише, Норико, – я ощущала, с какой нежностью он произнес мое имя, сжимая мой сосок и двигая пальцами еще активнее. Комната наполнилась звуками нашего желания обладать друг другом. Лаская меня, он терся членом о моё бедро. На губах же застыла улыбка дьявола.
- Тогда прекрати меня так мучить… Иначе я кон… - остаток фразы поглотил шумный выдох. Канда ласкал мой клитор, прикусив губу, я сдавленно постанывала.
- А по-моему, тебе нравится - посмотри, как ты льнешь ко мне и прижимаешь руки, – я попыталась злобно на него посмотреть.
- Какой взгляд, чем ты недовольна? - прекратив ласки, он резко подался вперед - наши лица были в паре сантиметров друг от друга. – Ну же, скажи, я не могу читать мыслей, – он взял меня за подбородок и провел большим пальцем по нижней губе, заставляя приоткрыть сомкнутые губы. Соблазнительный голос, завораживающий взгляд.
- Я хочу тебя.
- Я здесь, – Юу прихватил мочку правого уха, начав посасывать ее, кусая.
- Прекрати… Ерничать… Возьми меня уже, Юу – услышав свое имя, он остановился и, смотря на меня, хрипло прошептал:
- Как скажешь, – он медленно вошел в меня, с шумом выдыхая.
- Ах–ха, Юу-у, – выдохнула громко и протяжно я. Обняв его, я пыталась сохранить остатки здравого смысла. Выскальзывая из моих объятий, Канда встал на колени, возвышаясь надо мной: волосы ниспадали на спину и грудь, глаза тускло поблескивали. Он согнул мои ноги в коленях, скрещивая их.
- Теперь подтяни их к животу, – я сделала как он просит; он, обхватив меня за бедра, продолжил двигаться; мои ступни упирались ему в грудь. Он входил в меня с каждым разом все глубже, с его губ слетал рык вместе с протяжным стоном. Вплетая пальцы в свои волосы, я в голос стонала; ощущения были совсем другие. Все казалось намного ярче, острее - я сейчас просто умру от удовольствия, но с каждым его вздохом я понимала, что умереть не получится: меня заставят одуреть от страсти за все то время, что мы не виделись. Его пальцы сжимали мои ягодицы, было больно. Плевать. Чем сильнее он стискивал их, тем приятнее было ощущать движения его члена внутри.
- Ты меня так сжала, - он сдавленно выдохнул, мотнув головой, чтобы убрать мешающие волосы.
- Юу, поцелуй… Поцелуй меня, – я приоткрыла рот, протягивая к нему руки. Опустив ноги, я обхватила его, прижимая колени к бокам; Канда тяжело дышал мне в губы. Приподнявшись, я мягко его поцеловала - рыкнув, он перехватил инициативу и, прикусив мою нижнюю губу, углубил поцелуй, вплетая свои длинный пальцы в мои волосы. Ловя мои стоны губами, он увеличил темп, его низкие хрипы и тяжелое дыхание сводили меня сума, сейчас я чувствовала, что растворилась в нем.
Он кончил, кусая меня за плечо, но все еще двигаясь во мне. Я обняла его еще сильнее, впиваясь ногтями в спину и кончая следом. Канда лег рядом, тяжело дыша и прикрыв глаза. Я не могла прийти в себя, ощущая его тепло внутри и как сердце колотится где то в ушах.
- Юу… - произнесла я, убирая его волосы за ушко. Хотелось много чего сказать, но я не находила слов: в данный момент я чувствовала безграничное счастье и понимала, что, несмотря на все наши ссоры и проблемы, люблю его. Люблю, когда он берет меня жестко и быстро - или же медленно и мягко, словно я могу сломаться; люблю, когда он вот так вот лежит, прикрыв глаза... Когда я коснулась ладонью его щеки, он открыл глаза, взглянув на меня: такой его взгляд, теплый, нежный и уставший, видела только я.
- Я немного отдохну, и мы продолжим, – снова эта хитрая ухмылка. Схватив меня в охапку и зарывшись в мои волосы, он вздохнул, как будто хотел разом избавиться от этой усталости. И спустя пару минут я уже слушала его спокойное дыхание; меня тоже начало клонить в сон.
Как он и говорил, мы продолжили. Меня разбудили настойчивый поцелуй и его теплые руки на моей груди. Не знаю даже, что было лучше: то, что было до этого момента, или все, что случилось после. Мне казалось, мы перебудили всех соседей, и будь у нас кровать - она бы просто сломалась. Этот синеволосый демон, выспавшись, истязал меня до самого утра. Уснула я у него на груди, чувствуя, как он поглаживает меня по голове, что-то напевая - а может быть, это мне уже снилось.
Утром Канда вернулся к обычному своему состоянию, особенно когда увидел в зеркале косу и мою ехидную улыбку, однако мне помогли надеть кимоно и ревностно охраняли до самого отъезда с курорта. Этот маленький отпуск запомнился мне надолго, а в моей квартире появились лишний набор посуды, с которого ел только Канда, щетка в ванной и дубликат ключей от его квартиры на тумбочке.
Прoкoммeнтировaть
Навсегда оставшийся для тебя незнакомцем... herald 15:54:40
 Автор: Kris_

Фэндом: D.Gray-man

Пэйринг или персонажи: Канда/Анна

Канда открыл глаза и осмотрелся: он находился в каком-то старом доме. В камине потрескивали тлеющие угли, а вкусный запах еды не давал покоя. Рядом на кровати сидела молоденькая девушка 14-15 лет. Её светлые волосы с золотистым отливом обрамляли личико, аккуратно ложась на плечи, а большие голубые глаза были наполнены какой-то мимолётной печалью.
Увидев, что незнакомец очнулся, девушка мило улыбнулась, но чёрствый экзорцист был как обычно холоден.
— Где я? – сиплым голосом спросил он, приподнимаясь.
Девушка встала с кровати и принесла ему воды:
— Мой отец нашёл вас три дня назад в лесу. Вы были сильно ранены… Однако сейчас ни царапинки, — вдумчиво пробубнила она, а Канда лишь вновь грохнулся на кровать:
— Ксо! Три дня я был без сознания?
Девушка кивнула.
Канда закрыл глаза, пытаясь вспомнить, что же произошло в тот день в лесу, но память словно пыталась это от него утаить. Лишь обрывки каких-то действий всплывали перед глазами замученного мечника: акумы, акумы, акумы… Тысяча акум… кровь, а потом темнота… конец воспоминаниям.
— Вам стоит подольше отдыхать, пока вы полностью не восстановитесь, — вновь голос девушки нарушил тишину.
— Я в порядке! – гордо проговорил мечник и встал с кровати.
— Но… — девушка схватила Канду за руку, не позволяя ему идти, но тот лишь отмахнулся. Да так отмахнулся, что девушка ненароком плюхнулась на пол, протестующее пискнув от боли.
Мечник побледнел и остановился, протянув ей руку, но даже не произнеся элементарного «извини»…
— Спасибо, — процедила та и посмотрела в тёмно-синие глаза Канды. – Пожалуйста, дождитесь хотя бы моего отца… — голос её был умоляющим, словно девушка просила о помощи.
— Тч, — Канда отвернулся от неё. Почему-то, глядя в её голубые, ещё по истине детские глаза, он не мог оставаться таким же чёрствым, сухим, грубым…
— Пожалуйста, — вновь процедила девушка. Канда кивнул и снова уселся на кровать.

***
Прошло около двух часов, а её отец всё ещё не вернулся. Девушка сидела рядом с камином и что-то выводила на белоснежной бумаге. В доме царила напрягающая тишина.
— Как твоё имя? – без какой-либо интонации произнёс Канда, а девушка, не отрываясь от своего занятия, коротко проговорила:
— Анна.
— Пф, — Канда сложил руки перед грудью. Вот он поймал себя на мысли, что глаз не сводит с этой Анны, разглядывает её...
Одета она была в синее платье чуть ниже колена. Платье хорошо подчёркивало всё ещё не совсем сформировавшееся, но уже довольно-таки женственное тело. Большое внимание Канды привлекла грудь Анны, которая не была слишком открыта, но при каждом её резком движении колыхалась, словно цветок на ветру.
Мечник начал фантазировать, как в порыве страсти срывает это платье, оголяя все прелести этой особы. Как впивается в её алые губки. Подумав о её возрасте, он начинает понимать, что у неё ещё наверняка ни разу не было мужчины. Мысли об этом заводят Канду ещё сильнее.
Вот Анна подняла на Канду свои большие глаза:
— О чём вы думаете?
Услышав это, Канда даже опешил слегка, а после в голове пронеслась мысль: « А почему бы и не воспользоваться столь подходящей ситуацией?»
— Анна, а когда вернётся твой отец? – тихо проговорил мечник, подходя к девушке и садясь рядом на корточки.
— Точно не знаю, но ещё не скоро, возможно, даже завтра… — Анна отложила лист в сторону.
— Тч…
Канда нежно прикоснулся к белоснежному лицу девушки. Та моментально начала покрываться румянцем. Мечник приблизился к её губам и провёл по ним своим языком, девушка отрицательно качнула головой и попыталась отдалиться от Канды, но тот уже впился в её губы, властно орудуя своим языком во рту Анны.
Она уперлась рукой в грудь Канды, пытаясь оттолкнуть его, однако тот был явно против этих её действий. Обхватив рукой вокруг талии, Юу как можно плотнее прижал её к себе; вторая рука мастерски быстро справлялась с завязками на платье. Вот вскоре они были расслабленны, и платье само упало с Анны, в первую очередь, обнажив грудь. Канда оторвался от губ молодой особы и, ехидно посмотрев в её глаза, принялся прокладывать дорожку поцелуев от шеи и до её груди.
Анна лишь покорно принимала позы, которые задавал ей мечник. Вот он повалил её на пол, а сам навис над ней, уперевшись коленом между её ножек. Тихий стон. Канда довольно улыбнулся, убедившись, что девушке нравится то, что он делает. Мгновение, второе… Юу вновь впился в её губы, руками лаская маленькую, аккуратную грудь. Дыхание Анны становится всё более сбивчивым, неровным… Юу как можно скорее стягивает с себя брюки, однако он не торопится входить в девушку, растягивая прелюдию.
— Прекрати, — процедила девушка одумавшись. Глаза наполнены страхом, руки и ноги предательски трясутся.
Канда не соизволил отвечать, он лишь грустно посмотрел в её глаза и поцеловал, оборвав очередной стон. Терпение иссякло. Закинув ноги Анны себе на плечи, Канда помедлил, всматриваясь в её напуганные глаза, словно пытался прочесть в них что-то, но так и не прочитав. Потом он плавно ввёл свой член в девушку. Та стиснула зубы от боли и, закрыв глаза, как можно крепче обхватила торс парня. Канда начал двигаться в ней, не смотря на её протестующие крики и попытки выползти из-под него.
— Пожалуйста, — сорвалось с её губ, и Канда остановился. Он нависал над ней, наблюдая, как тяжело вздымается её грудь, чувствуя, как дрожат её руки и ноги, обхватившие его тело.
— Пф, потерпи ещё немного, — вновь без эмоций и какой-либо интонации пробубнил мечник и на этот раз резко вошёл.
Анна сдавленно крикнула:
— Больно…
Однако Канда решил проигнорировать этот крик.
— Знаешь, тебе наверное не удобно, — с нотками издёвки проговорил он. Анна посмотрела в его глаза:
— Ублюдок,— она плюнула ему в лицо, а после вновь пихнула руками в грудь, надеясь, что мечник отстанет от неё.
— Ксо! – Канду явно раздражало такое поведение, и он решил наказать Анну, войдя до предела глубоко.
Анна, аж, скрутилась от боли. Лицо побелело, а ноги подкосились, желая сомкнуться.
Вновь ехидная улыбка Юу, а после он обхватил губами сосок девушки, нежно покусывая или же просто посасывая его. Руки ласкали внутреннюю сторону бёдер, язык ласкал отвердевший сосок, а член плавно двигался в девушке. Казалось, что Анне уже и не больно вовсе, однако стоило Канде стать немного резче, как девушка начинала кричать, вырываться или лупить Юу в грудь, отталкивая от себя.
В процессе, Канда незаметно перевернулся на спину, оказавшись снизу. (бло, что я несу?! =_=) Аккуратно взяв Анну за талию, он потихоньку начал насаживать её на свой член. ( ога, словно шашлык насаживают на шампур! >o<) Та в свою очередь и сама начала двигаться, что очень пришлось по вкусу мечнику. То полностью выходя, то входя до предела… то более плавно и медленно, то совсем быстро и резко. Канда отпустил талию девушки, переключившись на её грудь, которая вздрагивала в такт её движениям. Он начал нежно мять её иногда игриво дёргая соски.
— Ксо! Я кончаю… — фыркнул мечник, вновь опрокинув девушку на пол. Она упала на бок, но это даже не помешало Юу. Он взял её ногу и приподнял, а сам вновь резко вошёл. Анна больше не кричала от боли, лишь только стоны раздавались на весь дом. Ещё минута и Канда излился на пол, не позволив себе сделать это в Анну.
Он лёг рядом с девушкой, уставив свой взгляд в потолок. Та тихонько встала и, подобрав с пола своё синее платье, натянула его. Потом она села на кровать, смотря на мечника.
Канда тоже смотрел на неё, но не осмеливаясь что-либо сказать.
Они долго смотрели друг на друга, боясь начать разговор, однако Анна была настолько вымотана, что вскоре уснула.
Канда поднялся с полу и надел свои брюки. Подойдя к кровати, он сел рядом всматриваясь в личико молодой девушки. Она тихо посапывала, подложив руку себе под голову.
— И всё-таки ты прекрасна, — проговорил мечник, поцеловав спящую в лоб. После он закрыл глаза, как показалось ему всего лишь на пять минут, но на самом деле проспал остаток ночи…

***
Шум. Юу открыл глаза. У камина стоял мужчина и что-то ставил на полочку. Заметив, что мечник проснулся, мужчина пробасил:
— Доброе утро, надеюсь, вам славно спалось… — судя по всему, это был отец Анны.
Канда кивнул и поднялся на ноги, понемногу вспоминая свою бурную ночку, боясь упустить даже малейшую деталь.
— Спит как убитая, — снова пробасил мужчина, посмотрев на Анну, которая всё так же мило посапывала.
— Пф, — Канда посмотрел на девушку, но тут же отвернулся. – Я пожалуй пойду.
— Да, конечно. Я всё понимаю-дела… — улыбнулся мужик и вышел из дома во двор.
Канда взял листок, на котором ночью девушка что-то выводила. Взяв угляшку из камина, он коряво написал своё послание и, свернув, сунул в руку Анне.
Одев плащ и взяв муген, Канда вышел из дома и скрылся в лесной дали…

***
Анна проснулась и потёрла глаза. Тут же из разжатого кулачка вывалилась бумажка и упала на пол. Девушка встала с кровати, что бы поднять её, но тут же по телу разлилась неприятная, режущая боль.
— Ой, — пискнула она, подобрав сложенную бумажку. Развернув её, Анна с недоумевающим взглядом смотрела на содержимое, а потом вновь скомкала и бросила в камин. На лице растянулась улыбка, когда Анна вновь вспомнила слова из записки:
« Ухожу не попрощавшись… и не извинившись за вчерашнее. Мне было хорошо с тобой, но не буду надеяться на встречу в будущем. Глупо.
Навсегда оставшийся для тебя незнакомцем.»
Прoкoммeнтировaть
herald 15:10:33
Запись только для меня.
herald 14:51:34
Запись только для меня.
Плохая девочка herald 14:37:48
 Автор: alikusha

Фэндом: Bleach
Основные персонажи: Гриммджоу Джагерджак (Сэкста Эспада), ОЖП

Пэйринг или персонажи: Гриммджоу/Икара

"Бежать. Бежать. Надо бежать. Иначе... Иначе он окончательно меня убьет... Этот кошак!"
По темным коридорам бежала девушка. В руке катана. Странная черно-белая форма. Порвана. Под ребрами дыра. Кое-где не сильно кровоточили не очень большие не очень маленькие раны. Ее серые волосы, отдающие синим цветом были в огромном беспорядке.
Вскоре скорость снизилась. Порванные хакама стали мешаться под ногами и мешать ходить.
"Я чувствую его реяцу. Он погнался за мной. Но.., сил уже нет.. Надо.." Еще немного пройдя, девушка за вернула за угол. Там был тупик. Она это знала. Было темно. Ее не должны заметить.
Упав у угла, девушка стала восстанавливать дыхание и немного скрыла реяцу.
– Черт.. Ну зачем, зачем ты, Икара, ты пнула этого кошака под зад?!– спрашивала себя Икарой девушка.
"Странно.. Его реяцу будто испарилась..." Мышцы арранкарши болели. Сил не было. Через некоторое время, она подумала, что возможно ее оставили в покое, но..
– Попалась,– прозвучал Его голос. Голос ее мучителя.– Прохлаждаешься тут, а меня кто веселить будет?– секста, а это был именно его голос, оскалилась своим фирменным оскалом.– Какой непослушный нумерос...
Услышав этот голос, зрачки Икары сузились, а дыхание снова участилось. Собрав остатки смелости, она едва дрожащим голосом ответила:
– Я тебе не игрушка.
– Не перечь Эспаде, сука. Сейчас будем наказывать,– Гриммджоу еще сильней оскалился.– Никто же мне не запретит, ты ведь просто слабый нумерос..
Секста стал медленно подходить к своей цели, от чего та стала немного дрожать. Дрожащими руками Икара сжала свой меч в руке, но через секунду он был отброшен.
Джагеру стало лень идти, и использовав сонидо, он оказался рядом с девушкой и прижал ту за шею к полу. В ее глазах мелькал страх. И только. Смелость давно прошла. Сил сопротивляться не было. Арранкар лишь усмехнулся, смотря на страх в ее серых глазах.
Нет, он не убьет ее. Просто отымеет. И все.
Терпения стало не хватать. Гримм одним резким движением содрал итак порванную одежду, от чего девушка вскрикнула. Кот уставился на красивое тело жертвы, на котором красовались порезы. Да. Это он оставил их. Именно он. Посмотрев на свои старания, парень обратил внимание на лицо. Лицо Икары было измученным. На щеках был румянец. Глаза, в которых плескался страх. Это завораживало.
Не выдержав, Джагерджак припал к шее. Целовал, кусал, слизывал кровь с ранки, не забывая ее задеть своими клыками. Он мучал молодое тело девушки, глаза которой уже были на мокром месте. И вот уже одна слезинка скатилась по щеке Икары. Конечно это не осталось незамеченным от взора сексты, который сразу же ее слизал, а потом настойчиво и жестко поцеловал в губы. Но девушка ему не отвечала. Эта выходка не понравилась Гримму и тут нагло укусил ее за нижнюю губу. От этого вход в рот был открыт. Джагер исследовал ее рот, одновременно сжав грудь Икары. Оторвавшись ото рта, секста перешел к ключицам, а дальше и к груди. Это. Флоты последней каплей. Из глаз девушки потекли слезы. А Гриммджоу все игрался с ее грудью, наслаждаясь мучениями бедного нумероса под ним.
" Это так странно... И больно. И приятно. Черт возьми, что со мной происходит?!"
Парень времени не терял стал спускаться все ниже и ниже. И когда он добрался до заветной точки, Икара уже не могла сдерживаться и издала стон. Ухмыльнувшись, арранкар стал терзать ее киску, пробиваться языком все дальше и дальше... Девушка же теперь не сдерживалась и стонала.
Вскоре Гриммджоу отстранился и при спустил хакама и не спрашивая резко вошел. Икара снова вскрикнула, но вскоре боль прошла, уступив место наслаждению. Не поняв, что делает, она обняла сексту за шею и прикоснулась его губ, на что тот усмехнувшись снова впился девушке в губы страстным и влажным поцелуем. Поняв, что этот поцелуй был своеобразным разрешением, стал двигаться. Девушка стала стонать все сильнее. Движения ускорились, а секста будто вдалбливался в молодое тело Икары. Потом развернув ее к себе спиной, продолжил, одновременно массируя молодую грудь. Через некоторое время, внутри девушки разлилось тепло. А через несколько секунд, оргазм накрыл и ее. Икара повалилась на Гримма с еле заметной улыбкой, и отключилась. Этот день был слишком сложен для нее.
Встав, Гриммджоу усмехнулся глядя на девушку.
– Черт.. Ну Чтож... Заберу тебя к себе.– аккуратно взяв девушку на руки, он уверенно понес ее в свои покои.
Прoкoммeнтировaть
Я подчинил тебя, ты моя. herald 13:43:02
 Автор: Shimic

Беты (редакторы): Implozion

Фэндом: Bleach
Основные персонажи: Кучики Бьякуя

Пэйринг или персонажи: Бьякуя/Амелия

Первая и последняя
Битва с Айзеном давно прошла. Происшествие с Гинжоу тоже. В Обществе Душ как никогда спокойно. Все вернулось в норму. Молодожены Ичиго и Рукия, отправились в медовый месяц, Киске с Йороуичи, ждут малыша, Тоширо и Карин давно объяснились друг другу и планируют будущее, Хисаги покорил сердце милой Юзу, и все бы хорошо, если бы не одно НО. А именно 28-ой глава клана Кучики. Старшему Кучики, а именно дедушке Гинрею, надоело ждать пока его внук одумается, поженится на какой-то милой, богатой и знаменитой девушке, с древнего клана. Подарит, наконец, ему правнуков! Поэтому, он пригласил всех самых милых и красивых девушек местной знати в поместье их клана. Эти избалованные отпрыски давно бегают за его внуком, падают в обморок из-за него, и млеют от его прикосновений. Но тот в свою очередь, хладнокровен к этим созданиям. Это и не странно, ведь они и так «легко доступны», а у него уже и так все есть. Сила, деньги, власть, секс. Что поделать, жизнь подарила ему все, кроме чувств. Нет, конечно, к сестре и её мужу, к своему отряду, к Готею 13, они есть, но не такие. Эти чувства выражали только обязанность и более. Вот, как-то раз он сильно устал от «поклонниц», что грубо отказал одной девчонке, поплатившись за это.

-Ой, Ам, смотри, это он, мой любимый Бьякуя-чи! – Завизжала блондинка. Она была очень симпатична, красивые карамельные глаза, милые веснушки, кудрявые волосы, доходящие до лопаток, и неплохое телосложение. Средний рост, грудь второго размера, и стройные ноги, хоть и не «от ушей».

-Да-да-да, но я не могу понять, в чем это он такой «любимый», почему за ним так охотятся? А еще больше я не вникаю, как, КАК ты меня сюда вытянула. – Зло фыркала стоящая рядом брюнетка. Или не брюнетка. Её волосы были окрашены в разные цвета. Волнами опускающееся на спину, не доходя до поясницы. Иссиня-черные волосы, были странными, внизу, нижние и самые длинные волосы были выгоревшими. Белые-белые, словно никогда и не имели цвета. Девушка была хороша собой, но не такая, как все. На ней не было вызывающего наряда, косметики, трехэтажных каблуков или шпилек. Красивые ноги были обременены высокими сапогами, черного цвета, язычки которых были с рисовкой сакуры, далее на девушке было надеты короткие шортики, едва прикрывающие стройные ноги и бедра. Живот и красивые изгибы не скрывала ни какая тряпка, лишь топ стягивал шикарную грудь третьего размера. Сверху девушка натянула накидку, ибо было холодно. Глаза серо-карие переливались безразличием. Обветренные, бледно-розовые губы, красивой формы, и маленький нос. Она не была красоткой мира, но была весьма изящна.

-Ам, не говори так, ты ведь со мной приехала как лучшая подруга, ты обещала! - Обиженно, надула губки блондинка.

-Иди уже, Мира, познакомься, блин! – Буркнула Амелия, именно так её звали. Подталкивая, вдруг испугавшуюся, подругу, и нежно улыбаясь, подбодряя. Смирившись со свой участью, блондинка подошла к стоящему Бьякуе. Он смотрел на вечернее небо, усыпанное звездами. Только что его нагло поцеловала какая-то идиотка, приглашенная дедом. Он уважал своего наставника и учителя, но черт, так подставить его! Мужчина был зол, очень зол, все знали, что в таком состоянии лучше бежать от капитана.

-Эй, прости, можно познакомится? – Нескладно сказала Мира, она запиналась, то и дело смотря куда угодно, лишь бы не на Кучики. Девушка была взволнована такой близостью, ведь раньше видела его на расстоянии хотя бы пяти метров. Тихо любовалась и мечтала о большой любви.

-Нет! – Рыкнул Бьякуя, нагло разворачиваясь, и просто на просто уходя. «Еще одна крашенная дура, с нулевыми мозгами, убитой логикой, нищей силой, и сильнейшей фантазией.»

-Но… - Ляпнула блондинка. Зря, очень зря. Капитан резко остановился, развернулся и на сюмпо оказался близ девушки, больно ухватив её за плечо. Другой надавив на затылок. Шок мгновенно осенил девушку, заставив, включить инстинкт самосохранения. Дернув головой в бок, и плечом на себя, Мира оказалась прижатой к стене, в глаза стреляли слезы, опекая и размывая взор. Перед ней не тот человек, которого она видела. Нет-нет, это не человек вовсе! Горло сжало от обиды, но она ощутила его властную ногу меж своих ног. С силой прижатые запястья над головой заставили вытянутся струной. «Помогите» - пронеслось в голове бедной девушки.

-Давай же познакомимся. – В голосе ясно читалось презрение, злость и желание. Желание объяснить, что он не их мечта! Не идеальный мужчина, милый, нежный, обходительный, добрый. Этого всего нет, он не способен любить, единственная его любовь умерла, а с нею и это долбанное чувство.

-Не надо…- Выдохнула Мира, наблюдая за его свободной рукой, которая стремительно двигалась к её бедрам. Она и не успела достичь цели, так как мужчина отлетел на добрых двадцать метров.

-Бакудо номер девять «Геки» - Рычащий голос, полный презрения и обиды. Глаза Амелии горели жаждой отомстить за боль подруги. Бакудо было настолько сильно, что отбросило его на полкомнаты, а она еще не размялась. На сюмпо оказавшись возле подруги, она взяла в руки лицо девушки. С всегда веселых карамельных глаз текли слезы, губы дрожали, а легкий макияж потек.

-Тише-тише. – Улыбнулась брюнетка, обнимая и гладя затылок напуганной девчушки. Она уже ясно чувствовала реацу этого упыря. Противник уже стоял и разминался после удара. Его вид не выражал нечего, полнейший ноль.

-Ам, надо бежать, он капитан, понимаешь? – Голос дрожал так же, как и она сама. Всем телом свернувшись в калачик, Мира прижималась к теплой и спокойной Амелии.

-Все нормально глупая, забываешь, кто я. – Нежная улыбка, остудила страх, бурлящий внутри.

-Первая девушка при дворце, которая завалила всю стражу короля. – Обиженно буркнула блондинка.

-Вот и хорошо, иди в нашу комнату, я скоро буду. – Напоследок сказала брюнетка. Она учуяла, что к ним подходит тот наглец. Кратко кивнув, Мира поднялась и убежала. Она никогда не спорила с подругой, знала, что это бесполезно. Нравственная, сильная, непоколебимая и самое главное, не подчиненная никем. Она всегда шла против правил, даже когда чертовская стража била невинных мальчишек игравших на поле, мирно не трогая никого, им просто так захотелось, они ведь под крылом короля! Плевать Амелия на это хотела, она положила всех, а когда король хотел её отчитать, закрыла ему рот, объяснила свой поступок, а напоследок сказала «Даже под угрозой жизни я не попрошу прощения».

-Значит, смелый такой, девушек насиловать, урод? – Выгнула бровь брюнетка, всматриваясь в лицо этого Бьякуи. Он был красив, но это лишь тупая обложка, вот почему за ним бегают лишь подобные пустышки. Глупышка Мира этого не понимает.

Молчание.
Амелия спиной ощутила опасность. Позади нее был рой лезвий Сенбонзакуры. Она улыбнулась, но с места не двинула, лишь смотрела прямо в глаза Кучики. Ждала? Нет. Губы тронулись в немой речи. «Слабак» - прочитал мужчина ощутив уже легкий ветер. Брюнетка смотрела ему в глаза, прямо, близко, нечего не боясь. Она в безопасной зоне. Лезвия Сенбонзакуры были на месте. Заморожены. Рука девушки медленно поднялась, и коснулась груди Бьякуи, её глаза сверкнули. Она продолжала смотреть в глаза, лишенные эмоций, снова немая речь. «Хадо номер 34 Сорен Сокацуй».

Миг.
Руку девушку направили в дальний угол, заставив ту сильно прогнуться в спине, глаза были устремлены в сторону появившегося мужчины. Брюнетка не была удивленна.

-Отпустите меня Гинрей-доно. – Спокойно произнесла она.

Старший из всех Кучики послушался. Вернув девушку в былое положение, отойдя немного дальше, он вздохнул и заговорил:

-Прости его за эту глупость.

-Это не мне говорить надо.

-И у Бенкуро-сан я тоже попросил прощения. Она простила.

-А я не прощу. – Сказала Амелия, разворачиваясь и уходя. В этом сражении она победила.

-Араи Амелиа, стоять! – Раздался голос деда самой брюнетки. На что та резко развернулась, удивленно смотря на нежданного гостя. Её дедушка стоял, с вызовом и осуждением смотря не неё. О, как же она ненавидела этот взгляд. Её «родич», как она его называла, был не такой как его внучка. Когда родители умерли, Араи воспитала в себе огонь справедливости, жажду равенства. Её родителей казнили по правилам клана. Брюнетка была зачата вне брака, а мать её была не из знатного клана, обычная девушка с Северного Руконгая. Она ненавидела клан, она ненавидела себя, она ненавидела правила.

-Вы оба тут и это хорошо… - Раздался голос Кучики Гинрея. Спокойный, даже какой-то официальный. Он затих,ожидая продолжения от своего старого друга.

-Мы решили, что вы сыграете свадьбу, а мы породним наши кланы! – Эти слова прозвучали как приговор.

Амелия дернулась. Её как будто окатили холодной водой. Она стояла неподвижно и почти не дышала. Два старика пристально смотрели на брюнетку, ведь предполагали, что внучка просто не дастся. Взор девушки был устремлен в пол, волосы скрывали лицо, кулаки были сжаты. Бьякуя, который, уже стоял с дедом, просто кивнул в ответ на предложение. Если это касается клана, перечить Кучики не станет. Хочет эта девка или нет, она будет его женой. Теперь уже три мужчины ожидали.

Секунда.
Молчание.
Миг.

Вспышка огромной реацу Араи заставил вздрогнуть.

Сюмпо. Она у лица деда. Глаза в глаза.

-Я не отвечаю за клан. – Рыкнула Амелия. -Выходить ни за кого не стану. Мою свободу никто не отберет. – Закончила она. На накидке был знак клана Араи. Девушка сняла одеяние, поднесла к лицу деда, и с силой оторвала ткань. Швырнув ее в руки мужчины, она развернулась. Хотела было удалится, но острая боль заставила вздрогнуть.

-Я её подчиню. – Кротко заявил Бьякуя.

Было уже темно, давно ночь. По коридору шли два человека. Вернее сказать, что один силой тащил другого. Брюнетка остро ощущала боль в руке, через тиски на запястьях в руках не циркулировала кровь, отчего участки на коже покрылись пятнами. «Завтра будет куча синяков» - Думала она.
Вдруг пара остановилась около большой двери. Эта дверь не была похожа на остальные, она была окрашена рисунком древа сакуры. Девушка фыркнула. Открыв вход в собственную комнату, Бьякуя взглядом нашел кровать, швырнув Араи туда. Он ждал, криков, истерик, но этого не последовало. Девушка просто лежала, спокойно. Отдышавшись, она принялась разминать запястья. Закончив, поднялась на локтях, всматриваясь в лицо «будущего». Полумрак украшал его, что девушку не впечатляло.

-Ты легко согласился. Парень на побегушках. – Рыкнула брюнетка. Она ненавидела его, за согласие. Если это случится, если будет свадьба, он её начнет подчинять, словно дикое животное.

-Не вижу в этом нечего подобного. Я люблю доказывать свое превосходство таким, как ты. – Бьякуя оказался у постели, в скорости она ему уступала, брюнетка, лишь ощутив холод, поняла - её разули. Гаркнув, она попыталась вырваться, ухватившись за другой край кровати, она поползла, но этим сделала себе только хуже. Мужчина просто сел чуть выше зада Араи.

Резкая тяжесть заставила её вздрогнуть. Запыхтев, она пыталась скинуть его, но получалось не очень. Воспользовавшись маневром, Бьякуя оседлал её, уже смотря в лицо. Кажется, она врубилась, что к чему, но, к сожалению, было поздно. Руки уже были связаны шелковой лентой и разорвать её оказалось невозможно.

-Ты этого не сделаешь. – Рычала Амелия, то и дело, двигая поясницей пытаясь скинуть этого козла. Отчего широкая ладонь надавила на плоский живот, заставив успокоится. Брюнет нагнулся к уху своей жертвы так, чтобы она слышала его дыхание:

-Сделаю, оставлю на тебе свой почерк, а если не выйдешь за меня, станешь обычной потаскушкой… -Проговорил Кучики так сладко, выдыхая тепло на чувствительную кожу. Волосы мужчины щекотали ей скулы, девушка нервно дергалась, но ничего не получалось.

-Сделаешь, и я тебя убью, а всем скажу, что ты меня изнасиловал. – В масть ответила брюнетка.

-Ты меня сама попросишь. – Улыбнулся Бьякуя. Его улыбка была ни с чем несравнима. Искренняя. Ответом такому заявлению был смех наглой девки. Не желая это терпеть, Кучики заткнул её, целуя сначала сдержанно, а после углубил поцелуй. Горячие губы обжигали, голова отказывалась думать, приятные ощущения накрывали, но гордость была сильней. Реакция не подвела Араи, она его нагло укусила за губу. Но и сама получила, топ был разорван и выкинут в неизвестном направлении. Амелия начала дрожать, понимая, что это уже не шутки. Рука мужчины скользнула по плоскому животу, отчего дрожь стала сильней, скользнув за спину, Бьякуя поднял девушку за таз. Наконец, у неё появилась возможность для действий. Набрав побольше воздуха в легкие, девушка согнулась и сложив вместе ноги, с силой ударила в солнечное сплетение Кучики. Слетев с постели, мужчина встретился с полом. Слабый стон, и Бьякуя снова над Араи.

-Хочешь грубо? – Зашипел он.

-Ты и стона от меня не услышишь. – Снова рыкнула та.

Миг.

Шорты полетели, оставив тело брюнетки. Прелести девушки слабо прикрывали кружевные трусики и бинты. Указательный палец скользнул в ложбинку меж грудями. Тихо продолжая путь, пальцы взяли край бинтов, но руку остановил дрожащий голос.

-Не надо…

Выдох.

Поцелуй. Влажный язык проник в рот, выпустив недовольное мычание хозяйки. Зажмурившись, она ждала, когда пытка кончится. Холод. Он отстранился. Смотря прямо в глаза Амелии, снял с себя верхнюю одежду. Взор скользнул по телу парня. Сильное тело, идеальный торс, и лишь одно не было идеально, то, что привлекло внимание брюнетки. На широкой груди был шрам, вероятно, от сильного ранения. Она не краснела от близости и прикосновений, робость и стеснительность были ей не ведомы. Губы Бьякуи коснулись эрогенной зоны шеи, Араи прикусила губу и порывисто выдохнула, несомненно, в этой постели она не первая, и не последняя. Она извернулась, мешая ему продолжать, длинные волосы прикрыли шею и лицо. Взяв немного острый подбородок в руки, Кучики заглянул ей в глаза, девушка не отвела их, хотела видеть его взгляд. В дымке серых глаз плескалось желание, и даже в таком положении, она не теряла гордости. Не сводя с неё взгляда, он сдернул бинты. Взору открылась девичья грудь. Бьякуя снова опустился к шее, осыпав ту поцелуями, остановился на ключице, немного прикусил, и снова поцеловал, вбирая нежную кожу в рот, и отпуская, оставляя после ласки румяные засосы. Продолжил свой путь, доходя до груди, первый контакт, нежный, робкий. Нежно поцеловав её, одну пленил в своей руке, тактично массируя, другую же облизнул. Вкус молока. Коснувшись бутона соска языком, он получил реакцию:

-Кххх – Вырвалось у Амелии, она резко двинула назад, желая отстраниться, не потому, что боялась,а потому что было приятно. Она искренне боялась признать, что умелые руки разжигают её. Попытка не увенчалась успехом.

-Скажи… - Хриплый голос заставил Араи улыбнутся. Рука немного сильней сжала грудь.

Тишина.

Бьякуя снова продолжил. Впихнув свою ногу меж ног девушки, он немного надавил на пах Араи. Тепло. Навис над ней вновь. Приблизившись на максимально близкое расстояние, он шепнул ей, невыносимо черкая мягкими губами:

-Скажи это…

Еще немного. Еще чуть-чуть, и она освободит руки.

Рывок. Она оседлала шокированного Кучики.

-Нравится мучить? – Выдохнула в губы Араи.
Когтями провела по груди, до нижнего пресса. Она не могла остановиться. Будь что будет, она хочет сейчас этого урода. Нарочито медленно заерзала на теле Бьякуи, спустившись к паху. Руки мужчины вцепились в бедра, сжимая так, будто прошел через трехлетнее воздержание. Амелиа немного поднялась , и резко села назад. Ответом на её действия был рык. Он не мог более ждать, а она не будет уступать. Зацепив пальцем, пояс штанов брюнетка наслаждалась тем, что он страдает. Снова заерзав, девушка опустилась к животу Кучики, горячо выдохнув на ткань. Сама того не ожидая услышала томный стон.

-Хватит. – Хрипнул мужчина.

Подминая под себя девушку и, буквально содрав последнюю одежду с тела Араи, он ввел палец в ее тесное тепло. Брюнетка заметалась, было неприятно. Шипела что-то на подобие "аккуратнее", но он был как в бреду, и ввел второй палец ей в лоно. Рыкнув, Араи укусила его, заставив обратить внимание на себя.

-Это впервые… - Прошептала она.

Бьякую словно осенило. Его действия изменились, стали нежнее, спокойнее. Он совсем не хотел делать ей больно. Сам не заметил, как она положила маленькие ладошки на его шрам, нежно проводя, будто желая исцелить. Он не заметил, что перед ним нежная девушка. Наклонившись, он поцеловал трепетно и нежно, удивляя своим поведением.

-Сделай это…- Попросила Амелия, слова давались с трудом.

Вдох, выдох.
Поцелуй.
Толчок.
Шипение.
Остановка.

Они оба знали, что на внутренней части бедра Араи стынет кровь.

-Б..больно. – Выдох.

-Привыкай. – Хрипло отозвался Бьякуя, сажая Амелию на себя, обнимая за талию. Положив голову на плечо Кучики, она почувствовала запах шоколада и сакуры. Улыбка. Поцелуй в шею, непринужденный, воздушный, нежный. Приподняв бедра, она посмотрела ему в глаза и снова опустилась, заставив его простонать.

-Ты моя. – Последнее, что слышала она от него. Далее чувства накрыли с головой, пламя страсти заставило забыть, как нужно дышать. Толчок стон, толчок, всхлип. Ноги давно оплели поясницу мужчины. Руки давно сплелись в замок. Волосы разметанные по кровати, приоткрытый рот, полузакрытые веки, все говорило о том, что Амелия давно подчинилась. Толчки стали сильнее, глубже, чувствительнее. Они оба задыхались. На пике девушка выгнулась дугой, чувствуя тепло внутри.

Устала сильно, и наверное, завтра будет трудно ходить, но оно того стоило.
Тело окутало слабая прохлада, а талию оплела сильная рука. Ветреный поцелуй в шею. Спину согрела широкая грудь. Стало приятно.

-Ты моя, только моя. – Сказал он перед сном.
Прoкoммeнтировaть
herald 13:41:18
Запись только для меня.
среда, 4 июня 2014 г.
Мини-история с Итачи herald 19:49:36
 Автор: Airen san
Одна часть
Ты состояла в организации "Красная Луна" около года, успев за такое короткое время изучить характер и повадки каждого синоби. Твоими хорошими друзьями были Конан и Дейдара, с ними ты могла делиться своими самыми сокровенными желаниями и мыслями, с другими же просто перекидывалась парой слов, и то по делу. Но лишь с одним синоби ты не общалась,- это был Учиха Итачи. Ты отчаянно пыталась достучаться до него, но он был непробиваем и немногословен, особенно тебя раздражала манера его поведения и его высокомерие. Ты двигалась в сторону своей комнаты, задумавшись о чем-то своем, на мгновение, прикрыв веки, ускорила шаг. Ты не заметила, как на кого-то налетела, сильно ударившись лбом о что-то твердое. Ты подняла глаза и ощутила на себе недовольный взгляд холодных черных глаз. - Ой, извини, я не заметила,- заикаясь, пролепетала ты, потирая ушибленную голову, виновато опустив глаза на пол. Учиха ничего не ответил, и как ни в чем, ни бывало, двинулся по коридору, оставив тебя в полном недоумении. Тебя взбесило такое отношение к себе, словно ты не существуешь для Учихи, ты не понимала, почему он упорно отказывается с тобой общаться, и каждый раз случайно сталкиваясь с тобой в коридорах базы, он игнорирует тебя, чуть ли не за версту обходя стороной. Вроде не уродина и не какая-нибудь блядь. Ты обладала довольно таки приятной внешностью,- светло-русые, доходящие до пояса густые волосы, голубые глаза, обрамленные пушистыми длинными ресницами, пухлые сочные губы, точеная фигурка... Любой парень смог бы влюбиться в тебя, природа щедро наградила тебя красотой. Вот только почему-то тот, который тебе нравиться не хочет даже разговаривать с тобой. Чем ты заслужила такое отношение к себе? Тебе оставалось лишь догадываться.
Ты вошла в свою комнату, громко хлопнув дверью так, что она чуть ли не слетела с петель, бедный Какузу постоянно оплачивал ремонт твоей комнаты. Ты плюхнулась на постель, уткнувшись лицом в подушку, со всей силы ударила в нее кулаком. Ты хотела разобраться с ним раз и навсегда и поэтому решительно настроившись, ты слетела с кровати и отправилась прямиком в комнату Учихи.
Итачи стоял спиной к входной двери, наблюдая, как с неба тихо падают большие хлопья снега, оседая на землю, накрывая ее пуховым белоснежным одеялом. Он любил зиму. И, конечно же, любил тебя, но он ловко скрывал свои чувства к тебе, долго не хотел признавать этого. Его разрывало чувство вины за свое грубое обращение к тебе. Он очень хотел попросить у тебя прощения и признаться в своих чувствах, но чертова гордость не позволяла. Парень сжал кулаки, скрипнув зубами. Он собирался найти тебя и поговорить, объяснить свое бестактное поведение и попросить прощения. Но как только он потянулся к ручке, как дверь резко распахнулась и на пороге появилась ты, в твоих небесно-голубых глазах читалось непонимание, смешанное со злостью.
- Итачи, нужно поговорить!- на одном дыхании выпалила ты, хмуро глянув на синоби. Тебя немного трясло от волнения, и Итачи это почувствовал. Он стоял напротив, внимательно слушая тебя. Его красивое лицо не выражало эмоций, казалось, он не обладал этой способностью ВООБЩЕ. - Я слушаю тебя.- Его бархатный голос эхом раздался в твоих ушах, а сердце бешено забилось в груди.
- Я хочу понять, почему ты со мной не разговариваешь? Ты меня ненавидишь, да?- задыхаясь, кричала ты,- скажи, не молчи, чем я заслужила к себе такое отношение?
Ваши взгляды скрестились, словно сверкающие лезвия мечей, в комнате повисла напряженная тишина, нарушаемая твоим прерывистым дыханием. Учиха внимательно изучал твое разгневанное красивое лицо. В глубинах голубых глаз бушевала буря.
- Что именно ты хочешь узнать? - спросил он, - тебя не должно это волновать, не смей врываться в мою комнату без стука,- само собой вырвалось у синоби.
-Черт тебя подери, Учиха! Ты что, больше слов не знаешь, отвечая мне постоянно одно и то же!? - Ты пришла в неописуемую ярость, сверкнув глазами, сильно сжала челюсть.- Ты меня бесишь!- разрыдавшись, бросила ты, развернувшись ,и выбежала вон из комнаты.
Ты бежала по коридору ,не разбирая дороги, вся залитая слезами, мысленно проклиная Учиху. Навстречу шла Конан, неся в руках свежее пастельное белье, и заметила бегущую заплаканную тебя, остановилась.
- (твое имя)-чан, что с тобой?- обеспокоенно спросила синеволосая.
- Итачи..он..он..я его ненавижу!- все что смогла ответить ты и вбежала к себе в комнату, а следом за тобой вошла Конан, положив на стол белье, она подошла к тебе.
- Рассказывай, что случилось?
Ты подняла на подругу свои раскрасневшие заплаканные глаза и обняла ее. Она успокаивающе погладила тебя по спине. я так и думала. Это все он.- Цокнув язычком, утвердила девушка, нахмурившись. -Иногда он меня просто убивает своим высокомерием!
- Конан…Я не знаю, что мне делать...- Захлебываясь , ответила ты, вытирая рукавом слезы.
- Я тут же пойду и поговорю с ним!
-Спасибо, подруга. Но думаю, не стоит.
-Нет, стоит, я не могу молча наблюдать, как ты изводишь себя.- Синеволосая девушка поднялась на ноги и покачала головой,- сейчас же прекрати плакать. - И вышла из комнаты. Ты немного полежав, тут же уснула.
"Ну вот опять я наговорил гадостей (твое имя)...что со- мной? Почему я хочу сказать ей одно, а говорю совсем другое?"- мысленно корил себя Итачи, схватившись за голову, нервно расхаживая по комнате. В комнату вошла Конан, и, закрыв за собой тяжелую дубовую дверь, пронзила Учиху осуждающим взглядом малиновых глаз. Тот лениво взглянул на гостью и плюхнулся в кресло.
- Зачем пришла?- спросил синоби.
- Итачи, ты что себе позволяешь?!-прошип­ела куноити, - сейчас же иди и проси у (твое имя) прощения!- Учиха набрал побольше воздуха в легкие и шумно выдохнул.
- Конан, я сам не знаю, что со мной твориться, прости меня, я вел себя как последний кретин! - На этих словах синоби обогнул девушку, и спешно вышел из комнаты.
Когда парень вошел в твою комнату, ты мирно спала, свернувшись калачиком на смятой пастели, у Итачи сжалось сердце, сейчас ты напоминала ему маленького беззащитного котенка. Он неслышно подошел к твоей кровати и осторожно, чтобы не разбудить тебя, сел рядышком, любуясь тобою спящей . Ты тихонько посапывала, сжав ткань наволочки в кулачок, прижимая ее к личику. Твои светлые волосы рассыпались по подушке, отдельными золотистыми локонами спадали на хрупкие смуглые плечи, а длинные изогнутые реснички подрагивали во сне. Такая невинная и красивая... Итачи протянул руку и нежно коснулся кончиками пальцев твоей щеки. Ты резко распахнула глаза и уставилась на синоби, испуганно хлопая ресницами.
-Что ты здесь делаешь?- отчетливо выговорила ты, вжавшись в спинку кровати, смерив Учиху недоверчивым взглядом.
- Прости меня...(твое имя)....- еле слышно прошептал синоби, -прости...я люблю тебя...
- Я не верю тебе, Итачи...- резко ответила ты и отрицательно помотала головой. -Не верю!
- А так поверишь?- он потянулся к твоим губам и заткнул твой рот поцелуем, ты протестующе замычала, упираясь ладонями в широкую грудь парня. Ты шокировано смотрела ему в глаза, а его сердце бешено заколотилось под твоими ладошками. Его руки легли на твою талию, нежно заключив тебя в объятия, но ты не стала противиться и вырываться из его рук, и неуверенно начала отвечать на поцелуй. Он отстранился от тебя и взял за подбородок, приподняв твою голову, - тогда почему ты ответила на мой поцелуй?- шепнул он, глядя в твои глаза, в них горел огонь.
- Дурак, разве не понятно!? Я тебя тоже люблю..
Учиха подхватил тебя на руки , страстно целуя твои губы, попутно стягивая с тебя одежду и швыряя ее на пол, ты же не растерявшись, в свою очередь сняла с него футболку, швырнув ее в дальний угол комнаты своими пальчиками нежно коснулась могучей накаченной груди парня. Под твоими легкими и робкими касаниями синоби напрягся. Он лег сверху и начал покрывать твое тело горячими поцелуями, спускаясь к твоей груди, и слегка сжал ее,- ты прерывисто вздохнула, и запустила пальцы в его волосы и рывком стянула с них резинку, ощущая их удивительную мягкость на своей коже. Губы Итачи сомкнулись вокруг твоего набухшего соска, он рисовал замысловатые узоры вокруг него, покусывая, затем слегка запрокинул твою голову, лаская языком твою тонкую шейку, доставляя тебе массу наслаждения, он спустился ниже, оставив влажную дорожку от шеи до твоего плоского животика. - Итачи, не тяни, я больше не могу! Возьми меня!- задыхаясь от его дивных ласк, страстно прокричала ты, потянув Учиху на себя. Итачи не заставил себя долго ждать,- он раздвинул вои бедра и удобно расположился между ними,- потерпи, будет немного больно,- предупредил тебя он, ты кивнула. Он медленно вошел в тебя, ты стиснула челюсть, впившись ногтями ему в спину, слегка поцарапав его кожу, и инстинктивно сомкнула стройные ножки вокруг его талии, чтобы дать ему возможность проникнуть еще глубже. Ты содрогнулась, и громко застонала, ощутив внутри себя биение его пульса. Итачи начал двигаться в тебе, поначалу неторопливо, затем все быстрее и быстрее, ваши стоны слились воедино,- и вскоре вы одновременно кончили. Итачи вышел из тебя и лег рядом, накрыв одеялом, и притянул тебя к себе, крепко обнял,- ты теперь моя, (твое имя), и никуда ты не денешься...- Ласково шепнув на ушко, он приподнял твой шелковистый золотой локон волос, нежно целуя светлую прядь, - люблю тебя, девочка моя…
Прoкoммeнтировaть
четверг, 8 мая 2014 г.
herald 16:58:28
Запись только для меня.
herald 15:43:58
Запись только для меня.
суббота, 3 мая 2014 г.
herald 08:24:15
Запись только для меня.
herald 07:35:20
Запись только для меня.
пятница, 2 мая 2014 г.
Клубничное наваждение. Шикаку/Мито herald 17:58:37
 Автор: Naan Uchida-Matsu
Тихий шелест перебираемых документов был слышен в просторном кабинете. Молодая девушка в белом медицинском халате, стоя у стола, пыталась отчаянно рассортировать многочисленные бумаги. Работа совсем осточертела. Хотелось поскорее прийти домой, усесться за очередной книгой с чашкой горячего какао и забыть обо всей этой нудной рутине. Однако шаги, донесшиеся из коридора, вырвали девушку из грёз. Наверное, снова начальник отчитает за невыполненную вовремя работу. Мито смяла очередной лист в руке, услышав знакомый голос за спиной.

- Снова засиделись, Мито-сан? - насмешливо спросил Шикаку Нара, медленно приближаясь к девушке.

- Из-за вас, между прочим, - ядовито ответила она, - нагрузили меня работой, Шикаку-сан.

- О, брось эти формальности. Говорил же, когда мы наедине, называй меня просто Шикаку.

Мито замерла на месте, почувствовав крепкие мужские руки на талии. Руки задрожали, колени начали пошатываться, в глазах на секунду повисло непонимание, но девушка решила проигнорировать его приставания и вновь занялась документами. Его руки настойчивее обхватили хрупкую фигурку, а шею опалило горячее дыхание.

- Вы что-то хотели, Шикаку-сан? - процедила сквозь зубы Мито, уже понимая, чем это всё закончится.

- Дело есть, - хрипло ответил Нара, чуть отодвинув в сторону ворот белого халатика и коснувшись губами шеи девушки.

- Что-то важное? - стараясь придать своему голосу больше непринужденности, спросила Мито. Одна из его рук медленно поднялась чуть выше, к груди, и несильно сжала.

- Я соскучился, - прошептал он ей на ухо, легонько прикусив мочку. Выхватив из рук девушки стопку с документами, главврач швырнул листы на пол и развернул Мито лицом к себе. Резко сократив расстояние между губами, он страстно поцеловал её, проникая в её рот языком. Мито сразу же ответила и углубила поцелуй, прижав мужчину к себе крепче. Какой смысл сопротивляться, если он все равно получит желаемое? Вот именно. Никакого. Языки сплелись в страстном танце, борясь за доминирование. Мито так хотелось проучить этого мужчину, возомнившего себя хозяином положения, и она изо всех сил пыталась не уступить. Вот только он не хотел просто так сдаваться. Он хотел подчинить, подавить, покорить эту строптивую девку, что завладела его разумом при первой же встрече. Одна из рук, прижимавших её к его телу, скользнула чуть ниже и сжала ягодицу. Мито выгнулась и тихо простонала, оторвавшись от поцелуя. По всему телу девушки будто прошел электрический разряд. Нара не дал ей опомниться и снова завладел её губами. Шикаку целовал её страстно, властно, с наслаждением, запоминая приятный клубничный вкус её губ. Сладкий, легкий. Ему хотелось целовать эти губы снова и снова, заставить её желать его так же страстно, как и он её. Смахнув со стола всё, что на нём было, мужчина посадил девушку на стол. Мито распахнула глаза, тяжело дыша, и оторвалась от его губ, растерянно посмотрев на разбросанные по полу папки, бумаги, ручки.

- Совсем обнаглел? - возмутилась она, яростно смотря ему в глаза. - Мне же потом всё это собирать!

- Строптивая девка, - ухмыльнулся Шикаку, вновь завлекая её в поцелуй и проникая в её ротик языком. Мито стянула резинку с его волос, запуская руку в черные волосы и обнимая мужчину за шею сильнее. Нара медленно начал расстегивать пуговицы на халате, но на середине девушка остановила его и, кинув насмешливое: «Поскорее никак, виртуоз?» , сама сбросила с себя халат. Мито протяжно застонала, почувствовав его губы, засасывающие нежную кожу на шее, и чуть потянула его за волосы на затылке. И снова прикосновение горячего языка на шее вызвало волну мурашек по всему телу. Девушка вцепилась в плечи начальника побелевшими пальцами, ощутив прикосновение прохладных ладоней под блузкой. Медленно поглаживая Мито по спине, Шикаку добрался до застежки бюстгальтера и, расстегнув её, откинул в сторону такой мешающий сейчас предмет. Ладони аккуратно накрыли грудь, начиная умело ласкать затвердевшие от возбуждения соски пальцами. Мужчина довольно улыбнулся, услышав сдавленный стон девушки.

Как я люблю слушать твои стоны, моя клубничная девочка...

Мито стиснула зубы, когда Шикаку чуть прикусил кожу на шее, тут же зализывая языком место укуса. Снова стон, пойманный его губами, сорвался с уст девушки. Нара провел по мраморной шейке языком, оставляя влажную дорожку. Мужчина аккуратно уложил Мито на стол, опускаясь к груди. Девушка прерывисто вздохнула, прикусив губу, когда Шикаку втянул в рот горошинку соска, посасывая его. Другую грудь он ласкал второй рукой, заставляя Мито мысленно умолять о продолжении. Быстро расправившись с её юбкой, Нара снял с девушки трусики, мягко поглаживая половые губы. Мито издала тихий всхлип. Терпеть уже было нельзя, но он почему-то медлил. Медлил, мучил, терзал. Мужчина заглянул в её серо-зеленые глаза, затуманенные наслаждением, похотью. Тихий смешок.

- Хочешь большего, Мито? - спросил Шикаку, как бы невзначай задев кончиком пальца клитор и слегка надавив. Девушка чуть вскрикнула, выгибаясь всем телом ему навстречу. Она просто горела в агонии желания, уже хотела как можно скорее почувствовать его в себе, но он издевался, дразнил, развращал. - Так хочешь?

Мито распахнула глаза, кидая в него яростный взгляд, и прошипела:

- Если ты сейчас же не продолжишь, я затрахаю тебя до смерти.

- Я буду нежным, моя девочка, - издевательски проговорил он, пальцами проникая глубже.

- Только не нежным, - выдохнула Мито, сильнее обнимая его ногами за пояс.

Шикаку усмехнулся, почувствовав влагу на пальцах, и, вынув их, приспустил свои штаны. Взгляд его на секунду задержался на изнывающей от желания девушке. Такой соблазнительной, разгоряченной. Мужчина больше не мог терпеть и проник в лоно девушки. Из-за резкого проникновения Мито зажмурилась, Нара не дал ей времени, чтобы привыкнуть, и начал движения. Девушка притянула к себе мужчину, впившись в его губы. Шикаку чувствовал страсть, желание в её поцелуе и с удовольствием отвечал, сильнее прижимая её к себе. Чувствовал царапины, оставляемые её ногтями на его спине. Чувствовал её всю. Дарил Мито наслаждение, получая удовольствие в ответ. Он начинает ускоряться, толчки становятся грубее. Девушка чуть ли не задыхается от наслаждения, царапая спину мужчины в порыве страсти и двигая ему бедрами навстречу. Она слышит, как в её страстные стоны сплелось тихое мужское рычание. Она счастлива быть с ним единым целым. Чувствовать его всем своим естеством. И сейчас, когда они близки друг к другу как никогда раньше, ей хочется отдать всё, чтобы эти мгновения не заканчивались. С каждым толчком она словно падала в бездну неземного наслаждения, требуя еще и еще и отдавая взамен всё, что только могла отдать. Пульс просто зашкаливал, биение сердца было слышно в ушах. Мито чувствует грубые движения мужчины и сладко стонет, прикрыв глаза. Он брал её умело, страстно, как и всегда. Шикаку был счастлив. Он наконец-то получил самую желанную, самую прекрасную девушку. Девушку, очаровавшую его, опутавшую его сердце своими чарами. Она завлекала его, манила, заставляла вожделеть. И сейчас он получил её. Всю. Без остатка. Шикаку делает последние движения и с глухим рычанием изливается в её тело. Мито хрипло простонала сквозь зубы, достигнув пика наслаждения вслед за ним. Нара тяжело дышит, утыкаясь лбом в плечо девушки. В голове всё еще слышен бешеный стук сердца. Она до сих пор не может прийти в себя, нехотя расставаясь с остатками медленно уходящего наслаждения. Шикаку поднимает девушку на руки, неся к небольшому диванчику, стоящему в её кабинете. Аккуратно укладывает её на него, ложась рядом. Мито мгновенно прижимается к его груди, обнимая его за шею. Она не поднимает взгляд. Не понимает, почему ей сейчас стыдно. Теплые руки обняли её, согревая уже начинающее замерзать тело. Мито проводит пальцами по его сильной груди, утыкаясь в его плечо лицом, ощущает, как под её ладонью бешено бьется его сердце. Его рука накрывает её ладошку. Он молчит, не зная что сказать. Неловкое молчание.

- Ты всё-таки был нежным, - слышит он голос Мито. Аккуратно приподнимает её лицо за подбородок, смотря в такие любимые серо-зеленые глаза, касается своим лбом её лба. Фраза, слетевшая с его губ, заставила девушку счастливо улыбнуться:

- Я просто не могу сделать тебе больно...

Шикаку нежно целует её губы, ощущая сладкий вкус клубники. В нем медленно начинает разгораться желание, и в этот раз ему будет мало. Нара ощущает, как разум снова начинает затуманиваться от вкуса этих губ. Снова чувствует дурманящее голову клубничное наваждение.
Прoкoммeнтировaть
Моя Ками. Нагато/Мио herald 17:45:02
 Автор: Naan Uchida-Matsu
В жизни каждого человека есть тот, кого он превозносит, боготворит, слепо следуя за своим кумиром. Мио никогда не была заинтересована в ком-либо. Она всегда скептически относилась к людям, нашедшим свой идеал. Считала их слабыми, зависимыми существами, готовыми на всё ради того, чтобы на них обратили внимание. Никогда бы девушка не стала подчиняться кому-то, следуя правилам. Такой уж бунтаркой она была. Никто и не подозревал, насколько Акияма одинока. Не знали, что где-то глубоко в душе, она мечтает найти свой идеал. Своего Ками. Одна лишь встреча перевернула её жизнь с ног на голову. Один лишь его взгляд заворожил её своей притягательностью.

Я нашла тебя...




Смерть. Она постоянно видит смерть рядом с ним. Он убивает людей на её глазах, заставляя вновь и вновь восхищаться им, боготворить его. Мио не мешает, лишь наблюдает. Он быстр, проворен, силен, невероятно ловок. Даже в битве он не теряет грации. В белоснежной бездне его взгляда сверкает превосходство, смешанное с каким-то безразличием. Узумаки Нагато. Человек, давший ей возможность почувствовать счастье, изменивший её взгляд на мир. Приручивший непокорную тигрицу. Мужчина, пробудивший в ней женщину. Акияма даже думать не смела о нем, как о ком-то большем, чем её Ками. Девушка не знала о том, что Нагато испытывал к ней трепетные чувства. Даже злился иногда, ругая себя самого за неумение управлять страстями. И однажды Узумаки не выдержал. Он сорвался. Позволил себе мимолетную слабость, поддавшись искушению девичьего тела.

Мягкие поцелуи, нежные прикосновения, умелые ласки... Именно в моменты их близости Мио понимала, как она зависима от него. Нагато необходим ей. Нужен, словно воздух, словно единственный луч солнца в этом сером тусклом мире. Он потускнел на фоне его силуэта. Силуэта её Ками. Все люди меркли в глазах девушки по сравнению с ним. Он растворял её в тепле своего тела, аккуратно обнимая хрупкую талию Акиямы. Страстно терзал её губы, заставляя умолять его о продолжении. Узумаки никогда не торопился. Он будто пил её медленными глотками, растягивая своё удовольствие и заставляя девушку изнывать от желания. Нагато вырывал из её груди сладкие стоны, оставляя горячие поцелуи на мраморной шее Мио. Словно ставя на податливом девичьем теле свои метки, он засасывал нежную кожу на ключицах. Руками он ласкал грудь девушки, заставляя Акияму гореть от желания. Обладатель Риннегана чувствует рваный выдох, опаливший его плечо. Губы сами расползаются в самодовольной улыбке. Узумаки вплетает пальцы в каштановые волосы и вновь склоняется к её губам. Таким сладким и манящим. Снова поцелуй. На этот раз требовательный, чуть грубоватый. Мио обнимает его за шею, вороша красные волосы парня. Он сильнее обнимает девушку за талию свободной рукой, крепче прижимая её тело к себе. Акияма тяжело дышит, когда он прерывает поцелуй, и закидывает голову назад, вновь открывая ему доступ к шее. Нагато едва ощутимо касается губами пульсирующей жилки, проведя по ней языком. Пальцы девушки на его плечах непроизвольно сжались сильнее. Он чувствует сладостную дрожь, пробежавшую по её телу, и слышит томный стон, пойманный его губами. Он чуть отстраняется, заглядывая в карие глаза его избранницы. Он видит. Видит пелену наслаждения, витающую в мутном взоре, видит легкие нотки похоти и её восхищение им. Еще никогда она не была столь желанной и соблазнительной для него. Узумаки никогда не терял голову, но когда на него смотрят её шоколадного цвета глаза, его выдержку сносит к чертям, и Нагато впивается в её губы, проникая в её рот языком.

Стон, из-за поцелуя получившийся сдавленным мычанием, вырывается из её груди. Мио чувствует его проникновение. Она просто сходит с ума от наслаждения, утопая в этом коктейле из страсти и похоти. Парень начинает движения, оставляя её губы. Наклоняется, пряча свое лицо у неё на шее. Он счастлив, как никогда, ведь ему принадлежит его любимая женщина. Та, кого он боготворит так же, как и она его. В полустоне она, не замечая, выдыхает его имя. Он слышит томный голос Акиямы, и самообладание, которое он жалкими попытками пытался не потерять, рухнуло, словно карточный домик. Его толчки становятся грубее, а стоны его женщины громче. Воздух в комнате, казалось бы, раскалился до предела. Мио стиснула пальцы на плечах мужчины сильнее, услышав над ухом глухое рычание. Шатенка прикрывает глаза, чувствуя скорое приближение разрядки. Еще несколько толчков, и Нагато, стиснув зубы, обильно изливается в тело Акиямы. Коротко вскрикнув, Мио сама достигает пика наслаждения. Узумаки медленно поднимает глаза, встречаясь со взглядом шоколадного цвета глаз. Кончиками пальцев касается её приоткрытых губ, ощущая её горячее сбивчивое дыхание. Отстраняется, переворачиваясь на спину, и, уложив себе на грудь шатенку, целует её в макушку, приводя в норму учащённое сердцебиение. Акияма чуть приподнимается, смотря в помутневший от удовольствия Риннеган, и оставляет на губах любимого сладкий поцелуй.

- Я люблю тебя, Нагато... - Тихо шепчет она ему в губы, едва ощутимо касаясь их.

- Я тоже, моя Ками... - Так же шепча, отвечает он. - Я тоже...
Прoкoммeнтировaть
четверг, 1 мая 2014 г.
herald 21:20:39
Запись только для меня.
суббота, 26 апреля 2014 г.
Хибари-сан, я хочу, чтобы вы были моим первым! 12YL!Хибари/12YLИ-П­ин herald 19:43:00
 Автор: милаш
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!

Стук в дверь. Хибари нахмурился: кто посмел заявиться к нему в такое позднее время? Отложив в сторону книгу, хранитель облака встал с кресла и открыл дверь.
На пороге стояла смущенная И-Пин, одетая в цветастый шелковый халат. Густые черные волосы не были заплетены как обычно в две косички, они струились по хрупким плечам и спине девушки.
Кея одарил девушку ледяным взглядом, отчего она сжалась и задрожала.
- Что-то случилось? – спросил мужчина, не сводя глаз с юной китаянки.
И-Пин глубоко вздохнула. «Раз пришла, то доводи дело до конца» - шептал внутренний голос, мерзко похихикивая.
Зажмурив глаза и покраснев пуще прежнего, И-Пин выпалила:
- Хибари-сан, я хочу, чтобы вы были моим первым!
Удивление мелькнуло в холодных серых глазах. Конечно, он знал, что И-Пин не равнодушна к нему еще с детства, но он никогда не думал, что она решится прийти к нему с такой просьбой. Мужчина открыл было рот, чтобы отправить девушку обратно в свою комнату, пообещав, что если это повторится, то он забьет ее до смерти, не смотря на правило, что женщин бить не следует. Он и в самом деле хотел это сделать, но взглянув на милое личико И-Пин, почему-то передумал.
- Входи. Не нужно стоять на пороге, - проговорил мужчина, проходя вглубь комнаты.
И-Пин послушно зашла следом. Ее сердце билось быстро-быстро, дыхание было прерывистым и резким. Вспотевшие ладони девушка пыталась вытереть о халат, но шелк плохо впитывает влагу.
«Почему я это делаю?» – думал Хибари, глядя на прячущую глаза девушку.
- Почему ты затеяла это? – спросил он у китаянки. И-Пин оторвала взгляд от узоров на ковре и посмотрела на мужчину.
- Понимаете… - девушка замялась, не зная, как объяснить это взрослому мужчину, в которого она еще и влюблена. – Мои подруги уже начали вести половую жизнь, - щеки еще сильнее покрылись румянцем, - и меня дразнят из-за того, что я девственница. Поначалу меня это не заботило, но когда я увидела очередную девушку Ламбо, то серьезно задумалась об этом. Ведь мне уже 17, моя мама в моем возрасте уже была замужем и беременна, а я…
- Понятно. Но почему именно я? Не могла найти кого-то своего возраста? – вопрошал хранитель.
- Нет! – воскликнула И-Пин. Хибари снова удивился: И-Пин никогда не повышала своего голоса при нем.
- Вы не понимаете! Это должны быть именно вы! Ведь я…я… - капельки слез покатились по щекам девушки, - люблю вас! – закончила она, посмотрев прямо в глаза Хибари.
Кея замер. Догадываться о чувствах девушки и слышать откровенное признание – совершенно разные вещи. В груди мужчины что-то кольнуло, и сердцебиение участилось на пару ударов. В голове мелькнуло воспоминание: пятилетняя И-Пин дарит ему шоколад на день святого Валентина, а затем быстро убегает.
Он переводит глаза на взрослую И-Пин, в волнении теребящую шелковую ткань халата. Шоколадные глаза смотрят слегка испуганно, розовый язычок облизывает сухие губы. Темные волосы обрамляют хорошенькое личико.
«Красавица, - отмечает про себя Хибари. – Я привык считать ее ребенком, но ведь это уже не так».
Мужчина скользнул взглядом по девичьему телу, скрытому одеждой, и в голове мелькнула мысль о том, что ему интересно, что прячется под этим халатом.
- Простите, Хибари-сан, - внезапно заговорила И-Пин. – Я не должна была приходить. Вам, наверное, было неприятно это слышать. Извините, - поклонилась девушка. – Я сейчас же уйду.
Девушка направилась к двери, как вдруг тонкую кисть обхватила широкая мужская ладонь.
- Постой. Я согласен.
И-Пин обернулась. Она не могла поверить своим ушам: неужели Хибари-сан согласился на это? Сердце девушки радостно забилось, в ушах застучало.
Хибари заправил шелковистую прядь за ухо, касаясь кончиками пальцев бархатной кожи. Серые глаза пристально смотрели в шоколадные, ища в них крупицы сомнения. Но он увидел в них лишь решимость и обожание. Никто до этого не смотрел на него с такой любовью.
Кея обхватил ладонями личико девушки и прижался губами к алым устам. И-Пин приподнялась на цыпочках и положила руки на плечи мужчины. Поцелуй вышел мягким и нерешительным.
Откинув длинные волосы девушки за спину, Хибари прижался губами к голубенькой жилке на шее И-Пин. Кожа И-Пин гладкая и нежная, приятно к ней прикасаться. Сильные руки неосознанно сжимают тонкую талию. Кея толкает девушку на кровать и нависает над ней. Раскрасневшаяся, с покусанными губами и широко распахнутыми кофейными глазами она выглядит очень мило и соблазнительно. Волосы черным шелком разметались по постели, а бледная кожа в свете ночника смотрится изумительно.
Хибари проводит пальцами по девичьей щеке, смахивая соленые дорожки недавних слез. Он снова прижимается к алым губам, действуя на этот раз гораздо решительнее. Он касается языком белых зубов. Резкий вздох напротив, и он скользнул во влажную сырую пещеру ее рта. Кею обдало жаром, когда он почувствовал застенчивые движения языка И-Пин. Руки сильнее обхватили узкую талию, и хрупкое тело девушки прижалось к крепкому телу мужчины. Одна рука И-Пин обхватила плечо Хибари, а другую она запустила в его черные волосы.
Его ладони скользили по девичьей спине, пальцы запутывались в водопаде волос, а губы сминали сладкие уста. Оторвавшись от губ, Хибари посмотрел на И-Пин. Карие глаза девушки были затуманены, мягкие губы так и просят быть зацелованными – Хибари буквально крышу сносит от нахлынувшего желания.
Мужчина развязывает пояс легкого халата, под которым оказалась хлопковая пижама, состоящая из шортов и майки. Задирает майку и начинает покрывать поцелуями плоский, вздрагивающий живот девушки. И-Пин вцепилась пальцами в ткань простыни. Нижняя губа закушена, глаза заволокло пеленой. Хибари потянул майку вверх, И-Пин подняла руки, освобождаясь из оков одежды. Кея прокладывает дорожку поцелуев от пупка к ложбинке между грудей. Грудь у И-Пин небольшая, но она идеально помещается в руках мужчины, когда он накрывает ее ладонями. С губ девушки срывается тихий стон, когда он начинает ласкать ее. Большими пальцами дразнит напрягшиеся соски, сжимая мягкую плоть.
- Хибааари-саан! – то ли вздох, то ли всхлип срывается с губ девушки. Хибари внимательно смотрит на нее.
- Я хочу прикоснуться к вам, - тихо шепчет она. Кея непонимающе моргает, а И-Пин тянется к его рубашке. Дрожащие пальчики торопливо расстегивают мелкие пуговицы. Расправившись с ними, девушка стягивает ее с мужчины и бросает куда-то в сторону.
Она проводит ладонями по крепким плечам, накаченным рукам, наслаждаясь гладкостью его кожи. Девушка целует мужчину в яремную ямку, ключицы.
Хибари сам расстегивает ремень на брюках и видит в глазах И-Пин мелькнувший испуг. Он нежно целует девушку и шепчет:
- Не бойся, я буду осторожен.
И-Пин молча кивает. Она верит ему, Хибари-сан всегда выполняет свои обещания.
Избавившись от остальной одежды, Кея вновь нависает над девушкой. Его руки скользят по миниатюрному телу, возбуждая китаянку. Мужчина целует девичью грудь, слегка покусывая горошины сосков, срывая с опухших губ страстный стон. Его правая рука скользит по внутренней стороне бедра. И-Пин инстинктивно сжимает бедра вместе. Хибари шепчет: «Не бойся», целует ее в висок. Девушка чуть-чуть расслабляется. Мужчина касается пальцами набухшего клитора и начинает ласкать его. И-Пин от неожиданности вскрикивает. Сладкая дрожь электрической волной пронзает все тело. Хибари сильнее нажимает на клитор, и девушка вздрагивает от новых ощущений. Кея вводит один палец во влажное влагалище и начинает поглаживать его стеночки. Дыхание девушки становится еще более прерывистым, и мужчина вводит еще один палец, а затем еще один. Стеночки влагалища ритмично сжимаются, и сама китаянка невольно начинает насаживаться на пальцы мужчины. Когда он отстраняет руку, слышится протестующий стон. Хибари улыбается и тянется к тумбочке за презервативом. Надев его, мужчина начал медленно входить в девушку. И-Пин вздрагивает, все-таки мужской орган в размерах превосходит пальцы, и ощущения довольно болезненные. Хибари мягко целует девушку, шепчет успокоительные слова на ушко, ласкает возбужденную грудь, дабы отвлечь девушку от боли. Он входит еще глубже, и И-Пин вскрикивает. Мужчина гладит ее по волосам, стирает слезинки, выступившие на глазах от внезапной боли. Толчок, и девственная плева разорвана. И-Пин вскрикивает, но Кея заглушил крик глубоким поцелуем. Девушка пугается, чувствуя, как теплая кровь струится по бедру. Мужчина перестает двигаться, давая девушке попривыкнуть к новым ощущениям.
«Такой большой, - думает И-Пин. – Хибари-сан сейчас во мне» - краска смущения приливает к щекам. Если бы Пинзу-бомба не была запечатана, то она бы обязательно сработала.
Девушка крепче прижимается к мужчине, вдыхает горьковатый аромат его тела, тянется к губам.
Хибари продолжает двигаться внутри, постепенно наращивая темп. Боль и дискомфорт сходили на нет, уступая место удовольствию. Тихие стоны, прерывистое дыхание, рваный стук сердец. И-Пин крепко вцепляется в плечи Кеи. Тело выгибается струной, и девушка испытывает первый в жизни оргазм.
Позже, глядя на спящую И-Пин, Кея подумал:
«А десять лет это не так уж и много».
Прoкoммeнтировaть
Сплетаясь в страстном поцелуе... ВСЕ herald 15:27:55
 Автор: милаш
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!

Ролевые игры.
Автор искренне верит, что Коняша в постели огого *фанат Мустанга фореве* и его неуклюжесть временно притупляется. Действие происходит в период арки битвы представителей, когда Дино устроился учителем в среднюю Намимори.


Дино с огромной стопкой тетрадей в руках идет по коридору. Запотевшие очки сползли на кончик носа и грозили вот-вот с него свалиться. Каваллоне делает пару шагов и натыкается на препятствие.

Тетради веером рассыпались по полу, а сам блондин сидит посреди этого великолепия, растерянно улыбаясь. Эту картину можно увидеть раз десять на дню, но в этот раз все немного по-другому. На коленях преподавателя восседала красная, как спелый помидор, брюнетка, влетевшая в учителя.

- П…Простите, Дино-сенсей! – залепетала она, стремительно поднимаясь с колен.

- Ничего, все в порядке, - улыбнулся блондин, так же поднимаясь на ноги.

- Давайте, я помогу Вам, - произнесла девушка, собирая рассыпавшиеся тетради.

- Спасибо, - поблагодарил ученицу Каваллоне, когда они без приключений добрались до кабинета.

- Сенсей, - прошептала девушка на ухо мужчине. – Не могли бы Вы провести дополнительный урок прямо сейчас? Только для меня.

Нежный голос лился, словно липовый мед, тающий на солнце. Такой густой, тягучий, сладкий.

Маленькая ручка схватилась за край и притянула к себе смутившегося юношу.

- Пожааааалуйста, - певуче протянула девчушка, умоляюще глядя в золотисто-карие глаза.

Дино облизнул внезапно пересохшие губы и заглянул в глубокие, по-кошачьему хитрые, зеленые глаза. Отказываться от такого заманчивого предложения мужчина не стал. Приподняв школьницу за ягодицы, Каваллоне усадил ее на стол.

- Beloved, - произнес он и накрыл легким поцелуем, утомившиеся от ожидания вишневые губы.

- Darling, sweetheart, sweetie, - шепчет он, покрывая поцелуями хорошенькое личико.

- Еще, - шепчет она с легким придыханием.

- Bunny (зайчик), princess, belle (красавица).

Тонкие пальчики быстро развязывают галстук, стягивающий шею сенсея, расстегивают мелкие пуговички, обнажая загорелый торс мужчины.

Сахарные губы припадают к выпирающим ключицам, а крохотные пальчики нежно обводят горошинку соска.

Дино, приподняв острый подбородок девушки, одним резким движением срывает с лебединой шеи школьный бант. Он нежно целует девичью шейку, а затем оставляет на ней свою отметину в виде краснеющего засоса.

Широкая ладонь забирается под короткую юбчонку и оглаживает кожу бедра, вызывая у девушки табун мурашек. Пальцы оттягивают резинку белых ажурных чулок, соблазнительно обтягивающих стройные ножки. С губ брюнетки срывается тихий вздох, на что блондин только довольно улыбается.

Рука подбирается к кружевному кусочку ткани. Когда он касается заветного местечка рукой, из девичьей груди вырвался судорожный стон. Каваллоне усмехается. Пальцы умело массируют бугорочек клитора, вздохи и умоляющий шепот являются музыкой для ушей. Когда ткань становится влажной, мужчина избавляется от ненужного предмета гардероба.

Девушка тоже времени даром не теряет. Понимая, что если любовник попробует сам расстегнуть свой ремень, то случится катастрофа. Поэтому она, хищно облизнувшись, расправляется с одеждой своего возлюбленного.

Один толчок и он внутри. Оба практически полностью одеты, но это только добавляет изюминку в процесс. Крохотные пальчики сжимают ткань белой рубашки, которую она так и не стянула с мужчины.

Размеренные, уверенные движения. Тихие стоны, всхлипы, вздохи, бессвязный шепот. Невесомые, словно крылья бабочек, поцелуи, обжигающие прикосновения, сбившееся дыхание, бешеный стук сердец. И оргазм, накрывающий штормовой волной и уносящий далеко в море.



Внимание Главы Дисциплинарного Комитета привлек грохот в одном из кабинетов. Вытащив тонфа, Хибари пошел на подозрительные звуки.


- Прости, дорогой, я вышла из роли, - извинялась Виола перед блондином.

Дело в том, что сеньорина Росси, когда выходит из образа становится ужасно неуклюжей, ничуть не уступая сеньору Каваллоне. Поэтому нет ничего удивительного в том, что эти две неваляшки умудрились перевернуть стол.

- Все в порядке, Ви, - улыбнулся Дино, держась за ушибленный затылок. – Зато свой медовый месяц мы точно никогда не забудем.

Госпожа Росси, ныне Каваллоне, улыбнулась мужу и поцеловала его в уголок губ.


- Травоядные, заниматься сексом в школе строго запрещено. Камикоросс, - произнес Кея, нарушая семейную идиллию молодой парочки.
http://ficbook.net/­readfic/888705/27227­48#part_content
Прoкoммeнтировaть
«Убить Казекаге?» Гаара/Чио herald 12:21:17
 Автор: l Nana. l
- Нанять убийцу из селения скрытого Дождя отличная идея! – восторженно заявил один из Старейшин.
- Правда, мы им немало заплатили… - уныло подметил другой, - надеюсь, она справится со своей задачей.
- Меня заверили! Она превосходная убийца!
- И через сколько дней нам ждать «освободителя»?
Старейшина довольно ухмыльнулся: «Смерть Казекаге настигнет через восемь дней…»

«Похоже, я немного не рассчитала и приехала на четыре дня раньше…» - молодая девушка с короткими до плеч прямыми волосами, окрашенные в каштановый цвет, растерянно стояла посреди селения скрытого Песка, - «с другой стороны… у меня полно времени, чтобы развлечься!»
Особа, улыбаясь, направилась на поиски местного бара. Опустошив разом три стакана с прохладной водой, она облегчённо выдохнула.
- Жажда замучила? – безразличный мужской голос раздался чуть ли не над самым ухом девушки.
- Да… - прохрипела шатенка, всё ещё продолжая чувствовать сухость в горле, - не привыкла к такому климату.
- И что же шиноби из скрытого Дождя делает в стране Ветра?
Особа повернулась для того, чтобы увидеть человека, который потревожил её мирное уединение, и буквально замерла то ли от удивления, то ли от восхищения: рядом с ней на стуле сидел высокий парень с довольно крепким телосложением, его короткие волосы были окрашены в ярко-красный цвет, но больше всего, что привлекло её внимание, был символ «Любовь» с левой стороны лба и до жути пустой взгляд бирюзовых глаз.
- Путешествую, - первое, что пришло в голову, ответила девушка, а затем сделала несколько быстрых глотков от волнения.
- Понятно… - загадочно протянул юноша, слабо улыбаясь и подпирая голову рукой.
Он не сводил глаз с чужеземки, и от этого ей становилось только всё больше неуютно. Вокруг них витала гробовая тишина, нарушаемая лишь раздражённым постукиванием пальцев по стеклянной поверхности стакана. И раз уж парень не собирался уходить, то шиноби из скрытого селения Дождя решила выведать у него полезную для себя информацию.
- Слушай, а кто у вас Казекаге? – прямо в лоб задала она вопрос, после чего стала наблюдать за удивлённой реакцией юноши.
Да многие бы были в шоке от такого вопроса, ведь о таком человеке знают практически все. А уж тот человек, которого наняли для его убийства, и подавно должен знать о своей цели.
- Ну-у… Он довольно молодой для такого звания, однако очень сильный, - ухмыльнулся парень.
Девушка равнодушно приняла эту информацию, допивая последние капли прохладительного напитка.
- Меня зовут Нагате Чио, - с улыбкой обратилась она к своему собеседнику, - а тебя?
- Гаара… Пустынный…

Наутро шиноби из скрытого селения Дождя решила отправиться на горячие источники.
«Боже, какие же у этой страны дорогие гостиницы!» - мысленно гневалась девушка, медленно двигаясь вдоль улицы.
Когда же она прибыла в пункт назначения, то прямо перед входом здания увидела вчерашнего знакомого. Удивлению не было предела, но вместе с этим чувством появилась и злость, однако особа ловко сумела скрыть это всё. Подойдя к юноше ближе, она с наглостью и с усмешкой в голосе спросила: «Следишь за мной?»
Безусловно парень тоже был поражён встречей, что отчётливо виднелось на его лице.
- Немного странно слышать это от того, кто в первый раз находиться в чужой стране, - Гаара тоже обладал своеобразным чувством юмора.
Чио смущённо засмеялась и решила поскорей зайти в заведение. Лёжа в горячей воде, она ни о чём не думала, хотя нет, один образ всё же засел в её голове: Гаара… Пустынный…

«Ещё один день и это селение меня полностью разорит…» - раздражённо думала Нагате, пересчитывая свои оставшиеся деньги, - «прекрасно! У меня только один выбор: либо еда, либо ночь в гостинице».
Немного поразмыслив, девушка выбирает первый вариант и с лёгкой улыбкой на лице направляется на поиски закусочной. Сидя за столом и тщательно просматривая меню, она краем глаза замечает красную копну волос, отчего её тут же всю передёргивает. Чио медленно опускает буклет на деревянную поверхность и не спеша поворачивает голову в сторону. Её уже достали подобные моменты, поэтому для себя она решила, что если это снова будет тот парень, то она не постесняется своей силы и прикрытием. Однако то, что предстаёт перед глазами особы, вводит её в некое состояние удивления: Гаара сидел чуть ли не за соседним столиком вместе с высокой девушкой-блондинкой­. Через несколько минут пристального разглядывания парня, Чио проводила его взглядом и, быстро закинув в рот остатки омлета с рисовыми шариками, выбежала на улицу.
- Похоже, это судьба! – насмешливо замечает шатенка, вскоре нагнав красноволосого юношу.
Тот окидывает особу удивлённым взглядом, но вскоре возвращается к своему равнодушному виду.
- Поссорился со своей девушкой? – с усмешкой поинтересовалась Нагате.
- Темари – моя сестра…
Девушка со страхом замечает, что дышать даже как-то легче стало, но не понимает почему.
- То-то я смотрю: у тебя такой грозный вид был, - захохотала она, на что Гаара лишь уныло понуривает голову, вспомнив разговор с сестрой.
И снова между ними образуется тишина… Однако буквально уже через секунду её нарушила Чио: «Не хочешь прогуляться вместе со мной?»
- А разве мы уже не гуляем?
- Значит, я могу отвезти тебя куда угодно? – с усмешкой подмечает особа.
- В пределах разумного…
«А что? Вполне неплохо… Вот и моё долгожданное развлечение», - девушка мысленно вела с собой беседу, - «главное: не влюбиться… Главное…»

Настал долгожданный день. Чио Нагате стояла перед самой дверью с надписью «Пятый Казекаге», затаив дыхание.
«Я должна сейчас убить человека, а в голове у меня один только Гаара…» - сердилась на себя девушка в мыслях, - «я никогда не забуду те дни, проведённые с ним… он хороший человек… жаль, что я больше его никогда не увижу…»
Ворвавшись в кабинет, особа молниеносно приблизилась к огромному креслу, одной рукой разворачивая его, а второй протыкая катаной сидячего в нём человека. На её удивление вместо живого Казекаге там находился песчаный клон, который быстро рассыпался, отчего шиноби из скрытого селения Дождя не смогла распознать черты лица.
- Я ждал тебя! – позади девушки послышался мужской голос, отдававший слегка неким равнодушием.
Чио моментально схватила своё оружие и, повернувшись, направила его в сторону издаваемого голоса.
- Ты?! – пара одновременно широко расширила глаза, просто не веря в происходящее.
Их как будто парализовало, они молча стояли, не зная, что сказать друг другу.
- Откуда… - Нагате всё же решилась начать разговор, но голос её безумно дрожал, - ты узнал… о нападении?
- Темари сказала мне, что Старейшины наняли убийцу на сегодняшний день, и я должен быть начеку, - спокойно ответил Гаара, скрестив руки на груди, и слегка печально добавил, - кто бы мог подумать, что это ты…
- Ты убьёшь меня?
- Немного странно слышать это от того, кто сам пришёл тебя убить, - усмехнулся юноша.
Чио тихо посмеялась, но быстро вернулась к прежнему состоянию.
- Что мне делать? – чуть ли не хрипя, прошептала она.
- Останься со мной.
- Предать родную страну ради тебя?! – вскрикнула Нагате, она уже ничего не могла понять: в голове творилась невероятная каша.
Парень медленно подошёл к особе и, схватив лезвие катаны, приставил его к своему горлу.
- Тогда убей меня!
Чио замешкалась, так как не хотела воп